December 9th, 2015

Революционная публицистика.

Как такая современная публицистика выглядит ? А вот так:
" События последних двух лет уже вписаны золотыми буквами в историю нашей страны. Именно на этом будут воспитаны будущие поколения украинцев. Тысячи наших соотечественников являются непосредственными участниками событий, и никакая российская пропаганда не сможет скрыть или затушевать факт нападения. Украинцам не надо объяснять, с кем они воюют. Украинские ветераны будут приходить в школы, и рассказывать, как они защищали нашу страну от российской агрессии.
Подробности читайте на УНИАН: http://www.unian.net/politics/1204188-novaya-elita-stranyi.html "

Без всяких экивоков на то, что вот де "Путин - партнер", " Российский народ все-таки братский", или там " ну надо же в чем-то навстречу пойти, простые люди не виноваты".

Устойчивость экономики на примере Украины

"Почему украинцы с самой низкой зарплатой в Европе не только не умирают с голода, но и умудряются демонстрировать уровень потребления вполне на уровне какой-нибудь Болгарии? Почему крах экономики не приводит к социальным протестам и смене режима?
Моя версия: потому что Майдан выполнил свое назначение – привел к назревшей и желаемой большинством смене экономической модели.
Основой экономики советской Украины, а затем и Украины Кучмы-Януковича, была промышленность. Основой новой экономики после Майдана снова, как и все последние 2000 лет истории, стало сельское хозяйство. Эта экономика куда проще, а значит устойчивее, чем предыдущая модель, чересчур зависящая от России и мировых цен. И здесь речь не только об экономике официальной – поставившей в этом году рекорды по экспорту кукурузу и подсолнечника.
Большинство жителей центральных и западных областей – горожане в первом-втором поколении. Рост производительности сельского хозяйства благодаря научно-техническому прогрессу привели к тому, что имеющейся земли вполне достаточно, чтобы кормить не только живущих в деревне дедушку с бабушкой и обеспечивать продуктами выехавших в город детей и внуков, но и продавать остатки. В свою очередь, низкая трудовая дисциплина и производительность труда в городе вполне позволяют горожанам заниматься выращиванием картошки и свиней в деревне в свободное от основной работы время. Благо расстояния этому способствуют – час на машине и ты уже стоишь раком на поле или роешь янтарь. Отсюда, кстати, та парадоксальная ситуация, когда в городах востребованы рабочие места с зарплатой 50-100 долларов в месяц – ниже прожиточного минимума.
В свою очередь высокий уровень тенизации и долларизации экономики позволяет не обращать особого внимания на действия правительства и НБУ. Все крупные покупки в стране совершаются в долларах и вовсе не за официально заработанные деньги.
Именно сельское хозяйство, заробитчанство и теневая экономика стали основой новой экономики, способной обеспечивать достаточный уровень жизни для примерно 30 миллионов жителей. Это Западная, Центральная и Южная Украина с ее одесским и илличевским портами, а также «воротами в Крым».
Можно ожидать, что в ближайшее время новая экономика решит и оставшиеся проблемы. В частности, обеспечит себя газом. В условиях, когда промышленность умирает, стране будет достаточно газа собственной добычи плюс газа, полученного за транзит. А безвизовый режим с ЕС позволит выезжать на краткосрочные заработки в Европу (как это было в свое время в Прибалтике), избавив от излишков рабочей силы.
В этом и есть секрет устойчивости «власти Майдана». Она на своем месте, поскольку не пытается каким-то образом стать на пути «прогресса».
Тут можно возразить, что в новой модели экономики не учтены интересы еще одной группы населения – жителей промышленного Востока. У которых гораздо меньше родственников в деревне и которые не привыкли ездить в Польшу собирать клубнику. Увы, для них у меня хороших новостей нет. Промышленный Восток будет беднеть, все больше и больше маргинализироваться, и терять свое значение. Но это новой Украине уже будет, по большому счету, глубоко безразлично."