December 21st, 2013

Про Ходорковского

Странно, но от последней сногсшибательной новости о помиловании Ходорковского если и испытываешь какие-то приятные чувства, то совсем небольшие.
Чисто абстрактное удовлетворение за прекращение ставшего избыточным наказания человеку, которому хватило бы и двух-трех лет. Ибо общественной опасности он сам по себе не представляет. И его преступления были чисто "бумажными", за которые лишать свободы надо уж совсем в крайнем случае.

А вот по человечески - так его не жаль. Равнодушие, да.
Ибо Ходорковский не я, и не мое окружение. Он живет в своем мире, говорит со своей тусовкой, и на языке своей тусовки, который мне и не понятен, и неприятен. Он не замечал, и не заметил бы меня в период своего могущества, по понятным причинам я был неинтресен ему во время заключения, и сейчас он будет обращаться не ко мне.

Ходорковский очень привык к своему богатству и власти.И первое, и второе он добыл скользкими и неприятными путями в 90-е годы, он был горд тем, сколько и как он приобрел - и вот потому симпатии вызвать не может.Он - это Абрамович в заключении.А ничего, похожего на симпатию, к таким не испытываешь.
Выйдя из заключения, и получив свою зарплату за декабрь - 1242 рубля, бывший заключенный через сутки уже был в отеле "Адлон", в номере за 5000 евро/сутки. Тут остается только горько усмехнуться: демонстративно шиковать при выходе на волю скорее ожидаемо от всяких уголовных авторитетов, нежели от тех, кто позиционировал себя жертвой политических репрессий, и сочинял статейки с советами по построению гражданского общества и пр.

Даже сами факты его помилования говорят о том, что тут делалось что-то такое, что можно назвать сверх совести и закона: в просьбе о помиловании он указал о необходимости заботы о больной матери, что и запало в память президенту, подписавшего соответствующий указ. Но после стремительного освобождения он поехал вовсе не к матери, а по спешно оформленному загран.паспорту и немецкому разрешению на въезд в Германию- и стало быть, мать его находится не в таком уж критичном состоянии; тем более, что когда было надо, то у нее вполне нашлись и возможности, и деньги для лечения в той же немецкой клинике, без участия сына. Увы, такая причина уместна была бы более для рядового гражданина, типа меня, когда болезнь родственника напрягла бы все финансовые ресурсы вовсе не для оплаты услуг немецких клиник, а на вариант куда как более дешевый, да и личное участие именно что понадобилось бы. Но нет- чаще всего такие, у которых указанная Ходорковским причина является вполне себе натуральной, милости не получают.

Странная роль в этой истории у Дитриха Геншера. Этого я вовсе не понимаю. Правовая процедура чисто формальна, а тут - рядом с Ходорковским оказывается видный экс-министр, подставляя дружеское немецкое плечо для быстрой эвакуации экс-олигарха в гостеприимную Германию. Туда, где решил доживать свои дни недобрый демон прошлой эпохи - Михаил Сергеевич.