March 28th, 2013

Михаил Михайлович Пришвин

Prishvin[1]

          Михаил Михаилович Пришвин родился в 1873 году. Когда я впервые прочитал эту дату, то отметил, что мы с ним - ровесники, только с разницей ровно в сто лет. И потом  почему-то  захотелось сравнить и нерадостные даты: писатель умер  в 1954...Хм, если будет полная аналогия, то тогда ...
       
         Литературная судьба  писателя удивительна.
         Он получил заметное , и заслуженное признание ещев начале  в 20-го века, уже в достаточно зрелом возрасте.
        Тематика его определилась раз и навсегда - это  собственные впечатления от русской природы, которые, кзалось, ничем не вытеснялись:начиная с " В краю непуганных птиц" и "За волшебным колобком" и вплоть до самой смерти , до " Осударевой дороги" ( пятьдесят лет без малого!) он не менял своей темы. Не менял ее вполне искренне, она не была у него натужно- вымученной, хотя вот назвать его  прозу совсем свободной при советской власти нельзя; все-таки если  в "Волшебном колобке" он описывает настоящие портреты, характеры поморов, то в "Осударевой дороге" такие портреты редки; там  герои чаще всего являются отражением  собственно авторских мыслей, нежели  картинками с натуры.
          Пришвин пережил две мировые войны, , а в Первой мировой - так был даже воекором; но эта чась жизни его совсем не тронула, а если и заинтересовала, то самую малость. Прочитать его "Голубую стрекозу", так окажется, что война - это весьма далекий фон для человеческого переживания и страданий !
          Во время Отечественной войны   вовсе не был примен в  каком -нибудь оренбурговском духе, даже - наоборот. Война  пришла к нему в виде ленинградских детей, с которыми тот столкнулся в эвакуации, а шедевром стала "Кладовая солнца". Там война если и упоминается, то вскользь, и сюжет ничуть бы не пострадал, если бы ее вообще не было...
         Пришвин умудрился достаточно плавно перейти  их России "серебрянного века" в Россию сталинскую - да перейти так, что в итоге он стал классиком соцреализма ( правда, специфического), обрел и признание, и почет, и материальный достаток, и любимый образ жизни.
         Ему не пришлось участвовать в писательских подковерных играх в Союзе писателей, он ни на кого не доносил, и не участвовал в литературном администрировании; сам он, удивительное дело, не становился объектом травли, и не угодил под косу репрессий; на него не сочиняли даже глупых доносов...
         Но в тоже время нельзя Михаила Михаиловича  назвать слепым.
        С 1905 года, и до самой смерти он ведет дневники , которые сам он назвал самым ценным своим наследием. А в них - в них было немало и критики, и нелицеприятных отзывов с оценками наблюдаемых им событий и лиц ! При всем при этом - оппозиционером он не был ни капли.
       
     В семейной жизни,да и влюбви,он был несчастен. Первый брак оказался насколько прочным, настолько же и источающим - доброе отношение к жене, и тут же- констатация того, что она никакой ни помощник в его творчестве, и не ценитель; а вот когда пришла любовь настоящая, то ощутить ее не осталось душевных сил... Такое страдание по настоящей любви  пронзительно  выразилось в его совсем недлинном рассказе "Фацелия"...

     Сейчас пришвина издают мало, но при этом я бы не сказал, что недостаточно: увы, его массовое восприятие  навечно слилось с амплуа "детского писателя", которого уже не  надо читатьв средних классах... очень жаль, но собственного массового читателя у Михаила Михайловича не осталось - ушел в прошлое его специфический изысканный язык, который так ценили что Паустовский, что Горький , и - ушел  небытие, растаял тот культурный  материк, на котром он жил.
      Новому обществу с новыми потребностями он оказался ненужен.Хотя вот, думаю, на это  он сам бы вряд ли обиделся - свое признание, и своих читателей он обрел  при жизни, и в полной мере...