August 9th, 2010

тетробол Филиппа V







У меня в нумизматике что то никак не заканчивается македонский период ☺
И если в предыдущий раз удалось приобрести монет тетрабол, предшествующий славным и бесславным делам Филиппа II и Александра III, то теперь вот взял монетку самого что ни на есть заката македонского царства, последних лет правления Филиппа V и его сына Персея.
Этот тетробол (4 обола) эпохи знаменитых римcко-македонских войн!
Монета была отчеканена на одном из монетных дворов крупнейших македонских городов Пеллы или Амфиполиса в 187-168 годах до н.э., т.е. во время правления в Македонии ее последних царей. На аверсе монеты изображен портрет Аполлона в венке, а на реверсе – прора военного корабля с легендой MAKE-DONWN.
Размер монеты как у драхмы или денария: 15 мм, вес 2,09 гр.
Изготовлена монета из серебра ☺

Эта монета выполнена в лучших традициях эллинистической чеканки!
Красивый портрет Аполлона, удачная центровка, великолепный стиль, хороший металл, полная легенда, монета без следов обращения – все это делают этот тетробол прекрасным украшением самой взыскательной коллекции античных монет ! Во как я сам себя похвалил !
На самом деле монета красивая невероятно ! По фотографии ее трудно оценить в полной мере….

Лучше всего о положении Македонии тогда написал Т.Моммзен в своей « Истории Рима»:
«После разгрома Азиатского царства положение Филиппа Македонского стало положительно невыносимым. Так как римляне ничем не вознаградили его за энергичную поддержку, то окружавшие Филиппа греческие племена, прежде трепетавшие пред ним, поняли, что македонский царь не пользуется расположением Рима, и начали непрерывно досаждать ему самым обидным образом: против македонян постановлялись специальные законы, возбуждались постоянно разные несправедливые споры из-за таможенных пошлин, пограничных земель и т. п. По условиям мира споры эти должны были разрешаться римским сенатом, и они разрешались всегда против Филиппа. Римляне относились к Македонии как к Карфагену, но Филипп, при всех своих недостатках, был истинный царь и не способен был выносить унижений, какие финикияне терпели безропотно. Он решил бороться, хотя, быть может, и сознавал, что теперь успех несравненно менее вероятен, чем прежде, зато он вложил теперь в это дело столько страстной энергии, вел его с такой осторожной скрытностью, с таким благоразумием, что, прояви он такие качества ранее, еще неизвестно, победили ли бы его римляне. После последнего мира с римлянами он много и с большим успехом поработал для того, чтобы восстановить в Македонии военную силу, порядок и благосостояние, в течение же последних десяти лет, после мира римлян с Антиохом, он образовал многочисленную и отлично устроенную армию, заготовил огромное количество военных запасов, собрал богатую казну, обеспечивавшую по крайней мере три года упорной войны. Материальные силы Македонии стали, вероятно, вдвое больше, чем с какими начал Филипп последний раз борьбу с Римом.
Посреди этих приготовлений Филипп умер в 179 г. Ему наследовал сын его Персей. Это был человек блестящий, он вполне усвоил планы отца и продолжал действовать в его духе, но в сущности Персей был натура несравненно менее глубокая и сильная, чем его отец. Филипп бывал нередко беспечен, отдавался разным увлечениям, но, когда было нужно, он умел действовать, являлся неутомимым, отважным, изобретательным, его энергия возрастала по мере того, как обстоятельства становились серьезнее. Персей же, наоборот, был способен составлять прекрасные планы, отлично их обдумывать, умело подготовлять средства, но в решительную минуту начинал колебаться, терял энергию и находчивость. Это, впрочем, обнаружилось после, в начале же царствования Персей производил на всех обаятельное впечатление, привлекал все сердца. Македоняне его обожали, а скоро он сделался чрезвычайно популярен и по всей Греции. Там никогда не прекращалось недовольство на римлян, большинство замечало, что, получив свободу, Греция оказалась даже в худшем положении, чем была под владычеством Македонии, но, конечно, большинство не понимало, что виноваты в этом сами греки, и за все неурядицы оно винило римлян, будто бы искусственно создававших преграды лучшим стремлениям эллинов. И когда стало понятно, что замышляет македонский царь, на его стороне было сочувствие чуть ли не всей Греции, за исключением разве тех, кто получил выгодные должности при поддержке римлян, да тех немногих благоразумных людей, которые понимали, что причина неурядиц в Греции лежит в самих греках.»

Каково, а? Ничего из современности не напоминает, нет? А вы говорите – «античность»…. ☺