Максим (monetam) wrote,
Максим
monetam

Category:

Свобода ! Или та сторона жизни эмигрантов, о которой обычно молчат...

Галина Бирчанская пишет :
" СВОБОДА! Лондон - город, в котором я часто бывала. Нет, не бывала, жила в течение многих лет по три-пять-шесть месяцев подряд. Жила в разных его районах, в разных домах, вместе с сыном и отдельно от него, у друзей и в отелях. О каждом из моих пристанищ написала статьи или рассказы - все очень разные, забавные или грустные. Но об одном доме, где жил мой сын-аспирант, сейчас расскажу впервые.
Хозяйка-итальянка, много лет прожившая в Англии, так и не выучившая языка. Ее жильцы - поляки, литовцы, украинцы. Они тоже английским не владели, но на удивление обходились. Огромная польская семья в одной небольшой комнате (я не сумела сосчитать всех) занималась ремонтом и строительством. Мужчины строили, женщины мыли-убирали. Комната сына располагалась над их комнатой. Крики, разносящиеся оттуда с очень раннего утра, служили одновременно будильником и самоучителем польского мата. До сих пор помню десяток крепких слов. Возвращались с работы поздно, вновь преподавая уроки уже пьяной нецензурщины. Было неприятно и жалко смотреть на этих людей, искавших свободу и нашедших ее в 15-метровой комнате, в тесной и жутковатой нелегальной жизни без будущего и простой человеческой радости. Правда, в выходные они еще больше, от души, напивались, становились громче и свободней в своем праве на рукоприкладство и брань.
Литовская семья занималась мойкой посуды в пабе. Счастливыми их назвать было трудно. Языка тоже не знали, всю свою боль о ненайденном рае выражали в бесконечном прослушивании слезных песен Тани Булановой. Других записей не было, а может, песни-страдания лучше всего выражали их непреходящую депрессию. Мат оттуда тоже слышался регулярно.
Украинцы занимались уборкой домов и улиц. Люди с высшим образованием сбежали из своих городов и стали дворниками и прислугой. Причем нелегально. То есть в поисках свободы они превратились в вечно бегающих от полисменов, запуганных людей. Такая женщина была уборщицей у моей подруги. Десять лет в Лондоне, без каких-либо прав, с утра до вечера ходит по домам и убирает, стирает, гладит. За эти годы она так ни разу не была в театре, музее, кино. Лондон знает только по адресам клиентов и по тем дорожкам, где меньше всего полиции. Однажды на работу пришла совсем больная. К врачам нельзя. Кашляет, бледная, горит. Но надо работать. Подруга отпустила ее, я предложила посмотреть, что с ней. "Та не треба. Меня уже смотрел наш сантехник. Он дантист с Винницы. Сказал, шо надо купить в русском магазине, там все без рецептов. Аспирин от температуры, аналХин от головы, шо-то там от кашля. Та то ж скоко вже было, я ж привыкшая". У этой женщины на родине остались дочь и старушка-мать. Она высылает им деньги - на жизнь, на учебу. "Но ведь, если работать не по образованию, а уборщицей в богатых домах на Украине, можно получать даже больше - предположила я, - и при этом быть рядом с родными людьми, ни от кого не прятаться и быть свободной". "Та уж как есть... Паспорт, виза давно просрочены - меня ж на границе задержат".
Хозяйка-итальянка в лице моего сына нашла собеседника. Из всех жильцов он один, увы, свободно владел итальянским. С ним она и отводила душу. Правда, ее рассказы смущали, если не сказать больше, молодого тогда парня. Она взахлеб рассказывала ему о своих сексуальных проблемах, о походах к гинекологу, о процедурах интимного характера и ощущениях во время и после них. Артем не знал, как спрятаться от нее, старался возвращаться, когда ее муж-продавец мороженого, уже был дома. Но по утрам, перед университетом, он был вынужден (сейчас, думаю, он быстро отправил бы маньячку восвояси) выслушивать безумные исповеди и что-то сочувственно отвечать. Эта итальянская семья тоже искала счастья и свободы. Нашла ли?
Прошло немало лет. Но у этих людей все по-прежнему: работа с утра до ночи, мат, жалостливые песни, пьянство, бегство от полиции.
Свобода...
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 9 comments