Максим (monetam) wrote,
Максим
monetam

Гемиобол Кизика. Боспор объединяется.

34


Примерно в  это же время греческая колонизация  северного побережья Черного моря перешла из количества в качество: отдельные полисы-поселения  стали группироваться  в террториальные образования. Первым таким образованием стало возникновение так называемого «Боспортского царства», до настоящего, «фактического царства» ему было неблизко, но – первый шаг был сделан.

Единственным историческим свидетельством о возникновении боспорского государственного объединения является краткая заметка Диодора Сицилийского. В этой заметке Диодор сообщает, что в год архонства в Афинах Теодора, т.е. в 438-437 гг. до н. э., на Боспоре прекратила своё существование династия Архенактидов, «царствующая», как он выражается, 42 года, и власть перешла к Спартоку, пользовавшемуся ею семь лет. Если отсчитать от указанного Диодором года архонтства Теодора 42-летнее правление Архенактидов, то окажется, что, по его данным, боспорское объединение возникло в 480-479 гг. до н. э. Родоначальником династии был Археанакт, ойкист милетских колонистов, основавших Пантикапей, самый крупный из боспорских городов.

Диодор, однако, наверняка ошибается, называя Архенактидов царствующими. Скорее всего, их политические полномочия были оформлены так, как обычно оформлялись они в греческих полисах. Очевидно, они были архонтами Пантикопея. Со временем, и, очевидно, в прямой связи с образованием боспорского государственного объединения во главе с Пантикопеем, власть их приобрела наследственный характер .

Конкретные причины, заставившие боспорских греков поступиться традиционной для всех греческих полюсов приверженностью к политической автаркии в пользу общего для всех них правительства, нам не известны. Совершенно очевидно, что политическое объединение открывало перед боспорскими городами перспективы более тесного тесного экономического сотрудничества, облегчало дальнейшее освоение природных богатств этого края, создавало более благоприятные условия для дальнейшего развития их торговой деятельности. С другой стороны, соседившие с греками-колонистами местные меотские, сарматские и скифские племена отличались воинственностью. Мощные оборонительные сооружения даже вокруг маленьких боспорских поселений красноречиво говорят о постоянной военной опасности. Периоды мирных торговых отношений с местными племенами, по-видимому, нередко чередовались здесь с военными столкновениями. С этой точки зрения необходимость объединения городов диктовалась и интересами их безопасности.

Пантикапей стал центром боспорского государ­ственного объединения, очевидно, и в силу своего экономического преобладания над другими боспорскими городами и благодаря своему географическо­му местоположению, выгодному и в стратегическом отношении. По своим размерам первоначальная территория государства Археанактидов была невелика. Извест­ное представление о ее величине на европейском бе­регу пролива дает так называемый первый тиритакский оборонительный вал и ров. Этот хорошо сохра­нившийся и теперь вал пересекает Керченский полуостров по линии, идущей от поселка Аршинцева (древняя Тиритака) к Азовскому морю. Принято считать, что небольшая территория к востоку от вала и была территорией археанактидского Боспора на крымском побережье. Боспорские владения на таман­ском побережье в это время также были весьма скром­ными. По всей вероятности, они ограничивались по­лосой вдоль Керченского пролива, которую занима­ли небольшие территории нескольких вошедших в состав этого объединения полисов.

Незначительность территории археанактндского Боспора, таким образом, позволяет думать, что это объединение первоначально включало одни грече­ские полисы-колонии.

Наиболее крупными городами Боспорского царства были на Керченском полуострове — столица Пантикапей (Керчь), Мирликий, Тиритака, Нимфей, Китей, Киммерик, Феодосия, а на Таманском полуострове — Фанагория, Кепы, Гермонасса, Горгипия.
В источниках более позднего времени также отсутствуют какие бы то ни было упо­минания о вхождении в состав боспорского объеди­нения этого времени территорий, населенных мест­ными племенами. Они вошли в состав Боспора лишь при Спартокидах, когда местные элементы играли уже весьма существенную роль в исторической жиз­ни этого государства.
Можно думать, что структура археанактидского Боспора не отличалась от обычного для этого вре­мени типа объединений греческих полисов и представляла собой союз боспорских городов — боспорскую симмахию. Насколько члены этого союза зависели от центральной власти — мы не знаем. Ве­роятно, полисная автономия боспорских городов была не очень ограничена властью центрального пра­вительства и в руках Археанактидов сосредоточил­ся лишь общий контроль за политической жизнью входивших в состав этого объединения полисов. Археанактиды же, очевидно, возглавляли объединенные военные силы боспорских городов.
В области экономической выгоды объединения, очевидно, должны были сказаться уже после истори­ческих побед греков над персами в 480—479 г. до н. э., с восстановлением нормальной хозяйственной жизни во всей Греции. В это время восстанавливают­ся, надо думать, прерванные войной торговые связи боспорских городов с городами малоазийского побе­режья, хотя эти города так и не смогли полностью оправиться от пережитого ими разгрома. Первое ме­сто в торговле с Боспором стали занимать теперь уже не они, а Афины.

Tags: нумизматика
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments