Максим (monetam) wrote,
Максим
monetam

Category:

Про романтическую литературу ( по rayne_minstrel)

Можно ли представить, чтобы писатель - один отдельно взятый писатель - был бы столь популярен как личность, так, чтобы его похороны превратились в национальное событие. Нам рассказывают про похороны Пушкина - но похороны Гюго и рядом не стояли по количеству "провожающих".

Чем же заслужил этот романтик всенародную любовь?
Тем, что писал "на потребу".

"Оригинальная" романтическая литература 19 века в целом, несмотря на нынешние претензии на "элитарность" у тех, кто ее читает не по школьной программе, а себе в охотку, на деле мало отличается от нынешней "попсы", которыми завалены стеллажи книжных магазинов. Авторы не интересовались развитием характеров персонажей, а шли по клише, навешивая ярлыки злодеев или ходячих добродетелей своим героям сходу. Вплетали обилие фантастических пейзажей, дальних стран (иногда впадая в смешные "ляпы"), отдаленных от нас времен (исторический роман, как учат нас все, зародился именно в 19 веке и до сих пор мало поменялся), различных экстремальных ситуаций, мистики и ужасов.

Чем более рациональным становилось общество, чем более предсказуемой и менее опасной жизнь, тем больше возникло потребности в "жутком, страшном, пленительном". А если это все приправлено учениями морали и соответствующими выводами, то литература идет на ура.

Таково творчество Гюго, который любил писать и сентиментальные "сериалы" про современность (см. "Отверженных"), карикатурные памфлеты про недавнее прошлое ("Шуаны"), так и исторические романы и пьесы. При этом он ничуть не отходил от конвенциональных вкусов читателей той эпохи, не вносил того, что мы нынче называем "прогрессивным". Вспомним тех же "Отверженных" - нам нужны благородный мститель коварному другу, бедная чистосердечная сиротка "хороших корней",  пылкие юноши (они нужны обязательно), ну и для развлечения - "грубые буржуа" или "грубые пролетарии", которые иногда вставляются для демонстрации нравов. То же самое мы видим в "Нотр-Даме". Даже "вольная цыганка" на поверку оказывается дворянским подменышем. Урод физический представляет животную, грубую силу, сочувственное его изображение в мюзиклах и фильмах - скорее, дань более поздним временам. А иначе, если не расставить такие акценты, никто и не поймет, и не полюбит. Вот автор и стал любим и стар, и младом. Писать "актуальное", но при этом играть по правилам, не давать читателям то, что их может оттолкнуть и возбудит непонимание.

Как и вся "острая" литература, популярная когда-то, романтическая литература не сильно хорошо состарилась. Нас вгоняют в тупик длинные описания - нынче, когда любой пейзаж, любая "коллизияЦ - в расстоянии двух кликов мышкой, читать длинные описания джунглей, морских путешествий и даже особенностей китобойного промысла составляет много труда. Нам нынешним кажется, будто писатель вообразил аудиторию начисто лишенной воображения, раз приходится вводить описания. Мы больше ценим проработку образа, а не ждем появления все тех же архетипов. У нас нынче совершенно иные каноны создания и восприятия литературных произведений. Это как с технологиями - мы можем искренне ценить печатные машинки, дисковые телефоны и ручные мельницы для кофе, любоваться ими издалека, но при поопытке внедрить эти девайсы прошлого в нашу нынешнюю повседневность мы непременно столкнемся с тем, что это совершенно неудобно, странно, отнимает у нас много времени при менее высоком качестве "конечного продукта".

Отмечу так же, что еще менее романтической прозы актуальна романтическая поэзия. Сейчас так не пишут - или пишут довольно-таки большие дилетанты. Романтическая поэзия нужна для чтения "про себя" (отсюда популярность длинных поэм и романов в стихах), как альтернатива тягучей и цветистой прозе того же жанра. Нынешняя поэзия нацелена на декламирование вслух и на сопровождение музыкой. Поэтому она принимает именно такую форму.

Отдельно хочется сказать про исторические романы, новеллы и пьесы, сочиненные авторами-романтиками. Понятно, что исторические романы тогда подчинялись канонам "национализма" - интеллектуалы начали заново открывать историю именно нации, народа, со специфичными чертами, а так как настоящее было весьма уныло, то почему бы не показать прошлое? Кроме того, в прошлом так легко найти "злобных злодеев" и "ходячие добродетели" - история как наука, какую мы ее знаем нынче, еще находилась в весьма зачаточном состоянии, верность источников мало кто проверял, анализ их тоже не сделал. Так, с легкой руки того же Гюго Борджиа, особенно эта несчастная Лукреция, сделались "демоническими людьми" (та же вошла в эталоны фам-фаталь, типичной причем). Да, нынче известно, что все не так, но образ из художественного произведения никуда не денешь, он так и останется. То же самое - история про "хорошего" короля Ричарда Львиное Сердце и его "кошмарных" противников, в том числе, Конрада Монферрана (нормальный парень был, так-то, и кончил плохо), "трусливого принца Джона", и прочее, и тому подобное.

Надо сказать, что романтическая литература так-то никуда не девалась. Тот жанр, который на английском языке весьма созвучно обозначается словом romance, - прямой его преемник, разве что акцент сделан на любовной истории (в "классическом" романтическом произведении любовная линия присутствует обязательно, пусть и не всегда заполняет собой сюжет полностью). Разнообразное фэнтези отчасти относится к такому же жанру. Количество потребителей немалое. Но "толпа" всегда консервативна.

Так что вряд ли романтическую литературу можно назвать элитной по меркам нынешнего времени. Да и тогдашнего тоже. Однако заметим, тогда вся литература была более-менее "не для всех", такого четкого "классового" разделения произведений на "чтиво" и "шедевры" не существовало, равно как и представлений о целевой аудитории, которые нынче должны учитывать все авторы, желающие издаваться и быть читаемыми, - Ричардсон, Руссо, Байрон и прочие составляли круг чтения провинциальной барышни, при этом Руссо и Байрона мы проходим как классику, Ричардсон же остался в "маргиналиях", интересный лишь литературоведам. Нынче эти авторы бы стояли на полках, а современная Татьяна Ларина устыдилась бы произносить имя Ричардсона среди "рафинированной публики".
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment