Максим (monetam) wrote,
Максим
monetam

Categories:

Крокодил 1985 № 17 (150) "Соло на пистолете"

СОЛО НА ПИСТОЛЕТЕ

Средь бела дня на Бродвее

      Американцы любят стандарты. Если это закусочная фирмы «Рой-Роджерс», то все они
повсюду одинаковы - в Вашингтоне, Филадельфии или в Нью-Йорке. Та же планировка,те же красно-желтые столы и стулья, те же красные куртки подавальщиц, проворно снующих
вдоль стойки самообслуживания. Но в «Рой-Роджерсе» на Бродвее что-то было не так. Что? Сел с подносом, огляделся. Ага, вот в чем дело: вооруженная охрана. В других местах пока обходятся без нее. Здесь меж столов прохаживается дюжий детектив со значком частного агентства безопасности.
    Только этим значком и отличается он от обычного полицейского. Пистолет, дубинка,
наручники—все на месте.
     - Работенки хватает?- отваживаюсь на вопрос, когда дубинка колыхнулась перед моим носом.
    - Еще как!—охотно отвечает страж.-  Это же Таймс-сквер!
    Площадь Таймс-сквер, о которой столько писано-переписано репортерами и писателями, по сути дела, не площадь вовсе, а тесный • треугольник, образованный пересечением кривого Бродвея и прямой, как стрела, 7-й авеню. У ньюйоркцев она известна тем, что сюда стекаются многотысячные толпы в ночь под Новый год. В обычное время здесь с утра до глубокой ночи гудит людская толчея. Ошарашенно оглядываются по сторонам иностранные туристы. Валяются пьяные. Как тени, движутся наркоманы. Пристают к прохожим размалеванные девицы. Кричат в мегафоны о любви к всевышнему самозваные пророки.
    Выхожу из «Рой-Роджерса» на тротуар. Телефон-автомат наводит на мысль позвонить по делу. Автоматы здесь без будок, и, пока набираешь номер, тебя все время толкает в спину хаотично движущаяся толпа. Не успел нажать кнопку последней цифры, как раздается какой-то вопль. Оборачиваюсь: из закусочной стремглав выбегает знакомый детектив с пистолетом в руке. Виляя между машин, на другую сторону улицы несется человек в кожанке. Почему не бежит за ним детектив? Вот в чем дело: на противоположном тротуаре беглеца поджидает полицейский. Чуть присев, обеими вытянутыми руками,
прямо как в кинобоевике, направил пистолет в сторону виновника суматохи.
      - Стой! Стреляю!..
       Раздается выстрел. Но беглец еще на что-то надеется. Он резко поворачивает влево и бежит против движения, ловко используя едва заметный просвет между рядами автомобилей.
      Параллельно ему с двух сторон по тротуарам бегут полицейский и детектив. Снова выстрел. Парень останавливается и поднимает руки. Из правой ладони на асфальт падает пистолет.
     - Из-за чего сыр-бор?- спрашиваю возвратившегося детектива:
     - Пытался ограбить старуху. Средь бела дня на людях. Ну и ловкач!

Немного статистики

    Патрик Мэрфи был некогда комиссаром полиции Нью-Йорка. Теперь он на пенсии. Возглавляет «Фонд полиции», нечто вроде профсоюза бывших блюстителей порядка, и в последнее время иногда берется за перо. На днях Мэрфи выступил в газете «Нью-Йорк тайме» с рецензией на книгу журналиста Дж. Андерсона «Пистолет в жизни Америки». «В
первый год моей службы на посту комиссара,- вспоминает Мэрфи,- я десять раз был на похоронах полицейских,' погибших на посту. Восемь были убиты пулями из незарегистрированных пистолетов». Личный арсенал американцев, как сообщает Андерсон, насчитывает сегодня 200 миллионов единиц разного огнестрельного оружия, в том числе 60 миллионов пистолетов. Если в 60-х годах один пистолет продавался в США в среднем каждые 24 секунды, то сейчас за то же время продаются два. На пистолеты приходится 60 процентов всех убийств, а их теперь совершается по 20 тысяч в год.
   «Стреляют не пистолеты, а люди»,- без конца твердит «Винтовочная ассоциация», представляющая в Вашингтоне фирмы- производители оружия. «Ношение оружия – наше конституционное право!»- кричат в конгрессе ее лоббисты. И никакие протесты, никакая статистика не в силах преодолеть эту пропистолетную, как ее называют, кампанию.
    Потонул в этом хоре и голос бывшего полицейского комиссара Мэрфи, который считает,
что носить оружие могут лишь полицейские, частные детективы, военные да кое-кто из бизнесменов, имеющих основание опасаться за свою жизнь. «Нет причин разрешать владение оружием людям за пределами этого круга »,—заявляет Мэрфи.
    Такой точки зрения придерживаются многие американцы, но далеко не все. Пистолет стал неотъемлемым атрибутом американского образа жизни. Примеров сколько угодно.

Стреляй – прославишься

   «День, когда я стрелял в президента »—так называется книга, которую пишет Джон Хинкли, покушавшийся на Рейгана в марте 1981 года. Богатые родители сумели устроить ему через адвокатов вполне сносную жизнь в психиатрической лечебнице, где их отпрыск проявляет себя вполне здоровым, типичным американцем: делает деньги на откровениях о собственном преступлении. За четвертую часть будущего гонорара ему помогает писатель Джордж Кариози. Через него в прессу то и дело попадает информация о ходе работы над рукописью. Заодно печатаются фотографии Хинкли, Кариози и тяжело раненного президента.
    Знаменитостью под стать голливудской кинозвезде стал нью-йоркский блюститель «конституционного права носить оружие» Бернхард Гётц. Осенью прошлого года он открыл пальбу в нью-йоркском метро и ранил четверых молодых негров. С тех пор Гётц фигурирует не иначе как «бдительный стрелок». Не проходит дня, чтобы телевидение не показало его или его адвокатов, чтобы газеты не цитировали его высказывания или не интервьюировали обожателей «бдительного стрелка», демонстрирующих свое почтение к
Тётцу надписями на кепках, рубашках и куртках.

«Споем хвалу пистолету!»

    Затерявшийся в пределах штата Иллинойс городок Горвилл нашел наконец способ прославиться на всю Америку. Известность ему принесло решение местных властей, которые обязали всех жителей Горвилла носить при себе пистолеты, винтовки, карабины, автоматы, а кто сможет- и пулеметы. В общем, что угодно. За неуважение к приказу мэра Гарри Бона следует административное наказание: дом строптивого гражданина пикетируется вооруженными согражданами.
   - Мы отстаиваем свое конституционное право носить оружие,- заявляет мэр.
   Точно такую же мотивировку привела калифорнийская гражданка миссис Хьюберти, когда потребовала передать на память «о погибшем сыне» его арсенал—автомат, карабин
и пистолет. Полиция пока что раздумывает, вернуть ли ей эти вещественные доказательства
нашумевшего прошлым летом преступления.
    Сын миссис Хьюберти не кто иной, как тот самый Джеймс Хьюберти, который в канун летней Олимпиады в Лос-Анджелесе устроил кровавую бойню в закусочной Макдональда, убив 21 и ранив 89 человек. «Оружие мне нужно для личной безопасности. Это мое конституционное право»,- заявляет мамаша.
    Вариации на пистолетно-автоматную тему повторяются в самой неожиданной аранжировке.
     В Голливуде, к примеру, фирма «Рейдж мьюзик» («рейдж»—это раж, в который должны входить клиенты фирмы от ее мьюзик, то бишь музыки) выпустила долгоиграющую пластинку под названием «Споем хвалу пистолету!» И поют, и восславляют.
      Названия песен комментариев не требуют: «Спасибо тебе, «Смит и Вессон», «Женщина с пистолетом», «Не бойся собаки, стреляй в ее владельца». А гвоздь программы—баллада «Америка родилась с пистолетом в руке».
       А раз так—слава поклонникам пистолета! Баскетбольный тренер Джордж Рэвелинг укорял спортсменов-студентов так: «Не понимаю молодых людей, не проявлявших рвения
попасть на Олимпиаду. Это единственный случай, когда молодые американцы могли представлять Америку без винтовки наперевес». Все остальные «случаи», надо полагать,-
это Гренада, Сальвадор, Гондурас, Ближний Восток, военные базы и флоты США за тридевять земель от Америки.
.     Стрелять так стрелять! Журнал «Солджер оф форчун» из номера в номер публикует рекламные объявления Американской академии легкого огнестрельного оружия. Гони 225 долларов, и за два дня тебя научат «где-то в кустах под Лос-Анджелесом» стрелять по недвижущимся и движущимся целям. Пистолеты и патроны клиента. За 375 долларов и тоже за два дня «в районе Финикса, штат Аризона» можно пройти курс обращения «со специальным оружием» (боевой карабин, автомат). «Эксперт с мировым именем Чак Тейлор,- гласит реклама,- лично руководит занятиями, которые проводят опытные инструкторы его академии».
    А уж кто умеет стрелять, тому предлагается кое-что посолиднее. Вот еще объявление из того же журнала: «Требуются ветераны вьетнамской войны с шестилетним стажем. Предпочтительно летчики и морские пехотинцы. Работа за границей. Заявления рассматриваются строго конфиденциально. Писать по адресу: Пало-Альто, Калифорния, почтовый ящик 94303».
   ...По пути из Нью-Йорка в Вашингтон останавливаюсь на обочине из-за того, что вдруг перегрелся мотор. Включаю мигалки. Вскоре появляется патрульная машина дорожной полиции. Выходить из машины? Ни-ни! Полицейского не нервировать! Он и так подходит,
расстегивая кобуру. С рукой на пистолетной рукоятке, остановившись чуть позади водительского места, то есть у меня за спиной, начинает выяснять, в чем дело. Успокаивается и даже предлагает помочь. Когда все налаживается и мотор снова урчит в положенном тоне, спрашиваю, к каждой ли машине он подходит с такой опаской.
    - К каждой. Это правило. Иначе тут никак нельзя.





Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments