Максим (monetam) wrote,
Максим
monetam

Category:

Модель танка Т-35: "Опоздал на Первую мировую"

За месяц с Матвеем собрали чудо советскй военной техники- Танк Т-35 !
Заранее оговорюсь, мое участие в этом все снижается, а Матвея - все повышается,  причем уровень повышеия качества сборки не успевает за количеством, так что огрехи прошу не критиковать строго :-)




Танк этот огромный - в самом деле, самый большой из имеющихся в нашей небольшой коллекции ! В период своей жизни, ну то есть актуальности для военных, он тоже поражал своими размерами. Это и отразилось на размере модели, все-таки масштаб 1:35.
Тем не менее собирать его было интеерсно.
А дальше - рассказ знатока танковых дел Романа Скоморохова Предупреждаю сразу, рассказ большой, так что если решили  почитать, то запаситесь чаем, попкрном. или там чипсами. А с другой стороны - расскази понятный, и интеесный, и увлекательный.

В 1931 году был создан прототип Т-35-1, который имел массу 42 тонны, был вооружен тремя орудиями (одним 76-мм и двумя 37-мм) и тремя пулеметами.

Экипаж Т-35-1 состоял из десяти человек, машина имела двигатель (авиационный М-11) в 500 л. с., что позволял ей развивать скорость до 28 км/ч. Максимальная толщина брони достигала 40 мм, а запас хода равнялся 150 км.

В 1933 году была сделана следующая модификация танка – Т-35-2, он даже успел поучаствовать в параде на Красной площади. Однако уже в этот момент конструкторы разрабатывали Т-35А – новый танк, который и пошел в серийное производство.

Т-35А сильно отличался от прототипов, изменилась длина и форма корпуса, на танк были установлены башни другой конструкции и размеров, в ходовой тоже были изменения. По сути, это вообще был другой танк.

В 1933 году Т-35А был принят на вооружение. Производство наладили на Харьковском паровозном заводе, по причине соответствующих размеров. В 1934 году Т-35 начал поступать в войска.

Всего было выпущено 59 единиц Т-35.

Если посчитать, то Т-35 был вооружен как один средний танк Т-28 и два лёгких танка Т-26. Что уже приближалось в действительности к роте легких танков по массе залпа.

Однако 4 легких танка обладали значительно большей маневренностью и скоростью. Это бесспорно, конечно.

Но и тут будет гора нюансов. Да, конечно, первые Т-35 вполне соответствовали оперативно-техническим требованиям, которые предъявлялись к тяжёлым танкам в РККА того времени.

Если серьезно, то огневая мощь Т-35 превосходила мощь любого танка мира. Пять пулемётов и три пушки обеспечивали круговой массированный огонь во всех направлениях одновременно, что давало определённые преимущества при борьбе с пехотой противника в глубине его обороны.
Однако реально управлять такой (не побоюсь этого слова) структурой командиру танка было нереально. Он, командир, просто не мог эффективно управлять огнем. Ведь, кроме целеуказания, он должен был еще указывать мехводу, куда ехать, стрелять из пушки и указывать всем остальным, куда вести огонь. Бред, конечно.

О мехводе хочу сказать пару слов. Им реально надо было управлять, так как он ни черта не видел со своего места. Далеко выдвинутые вперед гусеницы просто перекрывали весь боковой обзор и мехвод мог смотреть только вперед, в весьма ограниченном секторе.

Плюс танк прорыва со столь незначительной скоростью и никакой маневренностью – просто прекрасная мишень для противника. Хотя броня даже к 1941 году имела претензии на противоснарядную.

Таким образом, Т-35 к 1941 году морально устарел, но с вооружения его не сняли. Реально «чемодан без ручки». Тяжелый, неудобный, а выбросить жаль. Все прекрасно понимали, что времена этого монстра закончились давно, но новые танки были еще на подходе, и решили, что Т-35 еще послужит.

По состоянию на 22.05.1941 г., в Красной армии насчитывалось 48 танков Т-35, которые стояли на вооружении 67 и 68 танковых полков 34 танковой дивизии Киевского ОВО.

Остальные были раскиданы по испытательным полигонам и учебным заведениям.

Подготовка же к их использованию щла откровенно плохо :

Такие машины, как Т-35, предпочитали беречь! И не нагружать их выездами на полигон" Для этого "убивали" учебные Т-26.
Командир батальона капитан Скачков поручил мне принять от подполковника Болховитинова взвод БТ-7. Первым от нас стоял батальон капитана Мазаева. Встретив капитана, я спросил, как дошли его Т-26.
- Ничего! Все, как одна! - сказал он, довольно потирая руки. - Даже этот Петренко, несмотря на аварию, дотянул сюда. Они у меня все такие, один за всех, все за одного! Словом, мастера... А вот в первом батальоне шесть Т-35 снова застряли в дороге.
- Правильно, капитан Мазаев, - раздался рядом голос Болховитинова.
Он подошёл к нам со своим начштаба майором Ситником. Едва выслушав меня, не прочитав вручённого ему мной письменного распоряжения, он передал его начштаба и заговорил с Мазаевым о вождении Т-35. Видно, и для него это больная тема.
Из их разговора я понял, что в мирное время экипажи тяжёлых машин в полку учились вождению и стрельбе на танках батальона Мазаева, хотя тип этих танков весьма далёк от тяжёлых.
- Товарищ подполковник, - горячась, говорил Мазаев, - а ведь именно они по боевой подготовке шли на первом месте. Чёрт побери это первенство! У них не было аварий, не было поломок просто потому, что их машины стояли, а они отыгрывались на моих старушках. Кого из комбатов пробирали за аварии на каж" дом партийном собрании? Меня! У кого больше всех выговоров от вас? У Мазаева! На мне же ездили, меня же били ...
- Мазаев, как всегда, приукрашивает, - усмехнувшись, сказал Болховитинов.
- Нет, не приукрашиваю! - горячился Мазаев. - Мои механики до войны не вылезали из машин. Зато теперь два марша выдержали, это на старых машинах-то! А в тяжёлом батальоне хвост до сих пор дорожку метёт...

- Вы правы, но зачем же горячиться! - примирительно сказал Болховитинов. - Зато теперь пойдёте в голове полка. Надеюсь, оправдаете доверие. А что до войны было, то сплыло.
Я получил распоряжение от начштаба и направился во второй батальон принимать танки.

Все Т-35, которые имелись в распоряжении 34-й танковой дивизии, находились в районе Равы-Русской к началу войны и были практически сразу же потеряны. При этом всего 7 машин потеряли непосредственно в боях, 6 были в ремонте на момент начала военных действий, а другие 35 вышли из строя из-за неисправностей, сломались во время марша и были уничтожены или брошены экипажами.
Последнее применение двух Т-35 зафиксировано в битве под Москвой.

Почему танк, который удостоился быть изображенным на медали «За отвагу» столь печально закончил свою карьеру?

Все просто. Т-35 совершенно не был приспособлен изначально для двух вещей: для марша и боя.


Наглядный пример выражения:"Генералы готовятся к прошедшим войнам." Для ПМВ танк вполне, линия фронта стоит месяцами. Спокойно подвезли, подлатали тех. неисправности, пошли в бой, 5-10 км прорвали и ок. Для маневренной войны как ВОВ,совершенно не подходит.

Интересно, что существует большое фотографий брошенных танков Т-35, которые сделали немцы — солдатам нравилось фотографироваться около «чуда враждебной техники».
Воспоминаний о боевом применении Т-35 практически нет. Просто потому, что Т-35 до мест боев фактически не добрались.

Но есть и документальные свидетельства. И приведены они в книге Коломийца и Свирина о тяжелом танке Т-35. Авторам посчастливилось найти человека, встретившего войну именно на Т-35, и записать его воспоминания. Гвардии старший лейтенант Василий Викентьевич Сазонов поведал следующее:

«Ночью 22 июня танки нашей 34-й дивизии вывели по тревоге из Садовой Вишни. Это точно. Но вышли не все, несколько машин осталось в ремонте. У них, помнится, мы забрали патроны, возимый ЗИП и пошли на Перемышль. Не доходя примерно с полпути, повернули нас на Восток, а 23-го опять кинули на Запад, а там — Львов.

Первые два дня шли медленно. Метались из стороны в сторону и все кого-то ждали — то отставших и заблудившихся, то сломавшихся и ставших на ремонт. Но числа 25-го вышел приказ: "отставших не ждать", так как мы нигде не успевали сосредоточиться вовремя. Ну и сразу пошли быстрее, и терять начали танки свои. Все шутили, что воевать нечем будет. До немца доедем, а танки все в ремонте. Так и вышло.

В первый день бросили, как говорили, штук двадцать танков на дорогах. Ремонтники должны были их чинить, но это было благое пожелание. У них ничего толком не было, даже тягачей. А много ли начинишь на "полуторке" с ящиком гаечных ключей и пайкой медью? Сомневаюсь.

На другой день ни один исправленный танк нас так и не догнал, а кинули мы еще с десяток. Ну, а к концу третьего дня "пятибашенных" осталось всего ничего.
Наш последний бой был глупым. Сперва стреляли из главных башен через речку по какому-то хутору за Ситно, а потом с остатками пехоты атаковали его.

Участвовали в той атаке с полсотни Вань пехоцких, три "тридцать пятых" и четыре не то БТ, не то "двадцать шестых", уже не помню.

Пехота, конечно, отстала сразу, как немецкие пули запели. Про свою артиллерию я совсем молчу. Та без снарядов и тракторов у нас застряла еще третьего дня как. Правда, танков немецких мы вообще там не видали, только слухи о них ходили — про "рейнметаллы" там, про "круппы" разные, один другого страшнее. Но в бою я немецких танков пока не видел, да и пехоты ихней вроде немного там было.

Пошли мы в атаку на хутор, а по нас слева немецкая пушка огонь открыла. Я башню туда довернул — глядел, глядел, ничего не вижу! По башне — бумм! А из башни не высунешься. Пули, как горох обсыпают, да и нельзя в бою-то. У тебя главной башней шкуру с башки сорвет к шуту, а может и башку оторвет. Вот и гляжу себе в перископ — ничего не вижу, только окопы немецкие. А по нас опять: "Бум! Бум!!"

Немецкие снарядики долбят через 5 секунд каждый, и уже не только в левый борт, но и в мою башню прилетают. Вот увидел вспышку. Ну и навел туда, открыл огонь — снарядов десять отправил. Кажется, попал, а может и нет. По нас опять долбят.

Не дошли мы до хуторка метров с полсотни — гусеницу нам оборвало. Что делать? Покидать танк? Вроде ни к чему. Стреляем во все стороны из всего, что есть! А опять ничего не вижу. Стреляю в белый свет, пока снаряды есть. Наши уж уползли дальше. А нам стало еще хуже — долбят со всех сторон. Мотор заглох, пушку заклинило, главная башня не вертится. Тут показались немецкие солдаты. Бегут к танку с какими-то ящиками, а я по ним стрелять могу только с "нагана".

Понял, что драпать пора. Выполз из башни, спрыгнул с высоты на дорогу. Хорошо, что пулемет ихний замолчал. Мой заряжающий за мной сиганул, ногу подвернул. Я его в яму придорожную стащил за собой. За нами моторист увязался. Стали отползать, тут наш танк и ахнул. Это немцы его толом рванули. А мы канавой отползли к реке.

Потом к нам приблудились еще трое — экипаж Т-26. С ними мы и отошли обратно к Ситно, но своих там нашли только с десяток человек — остатки разных экипажей. Из "тридцать пятых" четверо и все из разных машин. Одного рванули, как и нас, один подорвался на мине, один сгорел сам. С ними из окружения мы и вышли спустя пять дней.

Вот так закончилось для меня танковое сражение под Дубно. А больше я "тридцать пятых" в боях не видел. Считаю, что могли они нормально воевать в сорок первом. Танки могли. Танкисты — нет еще».

Обращаю внимание на то, что все брошенные танки без пулеметов. Снимали, забирали патроны. Собирались воевать чем есть. В плане боевого духа в те дни все было в порядке.

Собственно, вот и приговор многобашенной громоздкой схеме. Но, повторюсь, понимание изменений обстановки и необходимости новых танков уже было. И были КВ, которые реально пришли на замену Т-35.

Т-35 просто не был боевой машиной. Да, участие в парадах под внимательными взглядами иностранных военных — это одно, война — совсем другое.
Хотя был один "не такой" парад... 7 ноября 1941 года два танка Т-35 приняли участие в ТОМ параде. Правда, говорят, что на фронт не попали, а были отправлены в тыл. От греха подальше.

Да, концепция устарела, да, машина была «не фонтан», но, простите, она была. Разработанная отечественными конструкторами, собранная из своего металла, со своим двигателем и вооружением. Не купленная за золото. Своя.

Так что, если говорить о достижениях конструкторской мысли и промышленности, то 2 прототипа и 59 боевых танков – это, наверное, все-таки победа.

Не стоит забывать, что после Т-35 были другие тяжелые танки. Которые помяли гусеницами половину Европы. Но начиналось тяжелое танкостроение именно с Т-35. Первый блин вышел комом? Возможно. Но – он имеет на это право.
Tags: модели техники
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments