Максим (monetam) wrote,
Максим
monetam

Categories:

Крокодил 1985 № 16 (135) "Миражи в степи"

                                           МИРАЖИ В СТЕПИ

      Фонтан голубой воды вдруг забил у самых колес нашего «уазика», поднялся высоко вверх - и сгинул.
    - Мираж это, не обращайте внимания,- прокомментировал начальник территориального управления «Каршистрой» С. Ч. Чегебаев.-В здешних степях бывает. А я Кашкадарьинскую степь знаю, как свой письменный стол. Уж сколько лет мы здесь целинные земли осваиваем! Вот приедем сейчас в совхоз №11, там и чаю попьем, посидим в тени алычи, отведаем груш, винограда...
- Прекрасно!-восхитилась я.
- А кто строил-то?-гордо вопросил Чегебаев.- Мы строили. «Каршистрой»! И жилье, и фермы, и мелиоративные сооружения- все построили и передали пять лет назад на баланс Министерства сельского хозяйства республики. А за эти-то прошедшие годы там, небось, еще лучше стало. И троекратное «рахмат» услышим мы сейчас. Приехали. Выходим.
     - И напрасно!- громко заключил кто-то.
      Тут растаяло чудное видение. Мы огляделись по сторонам. Шумел камыш на хлопковых полях. Наш «уазик» стоял посреди каких-то развалин.
      А сам директор совхоза Очилов шагнул нам навстречу.
     - Вылезать из машины не советую,- предупредил он.-Тут кругом соль. Ботинки испортите.
     - А где груши, виноград и бахчевые культуры? - спросила я, озираясь.- И почему у вас на полях растет камыш? Или, может, у вас не хлопководческий совхоз, а камышеводческий?
     - Совхоз-то хлопководческий,- сказал директор,- А камыш растет потому, что грунтовые воды поднялись. А воды поднялись потому, что мелиоративные системы не работают. И получили мы в результате всего этого вторичное засоление почвы.
  - А подземные системы, то есть закрытый дренаж, что, не функционируют?
  - Наверное, ишаков считал тот, кто его строил!- вскричал в сердцах директор.-Из четырехсот километров закрытого дренажа не работает ни один погонный метр!
   - Позвольте, уважаемый...- железным голосом начал строительный начальник.
   - Не позволю!—сказал вдруг доселе молчавший заместитель начальника облсельхозуправления А. Ч. Чариев.-Вот акт Проверки совхоза. Посмотрите, сколько мы после вас недоделок нашли. Дренаж недоделан-раз, дома недостроены-два, в автогараже не
хватает оборудования- три... На одни только мелиоративные объекты истрачено более одиннадцати миллионов рублей, а они не действуют.
     - Ничего не знаю,- гнул свое Султан Чегебаевич.-Вы этот совхоз у нас приняли, да и по смете все на сто процентов сошлось...
   - Принять-то приняли,—вздохнул Чариев,- но кто принимает? Ведь директор, пока идет строительство, подчиняется вам, мелиораторам. Попробуй не прими какой-нибудь объект... вот и закрывали глаза...
    Директор развел руками.
    - Вах! Был грех, - признался он,- Оплошал мой предшественник. Сами видите, в этом совхозе жить нельзя! Дюжина домов не готова. Ни газа там, ни отопления, ни канализации. Не говоря уж о водопроводе. Вот половина народа из совхоза и разбежалась.
   - А вот мы сейчас у народа-то и спросим!- нашелся Султан Чегебаевич и постучал в дверь ближайшего дома.—Есть тут кто?
  - М-мы!- Дверь распахнулась, из нее выбежал резвый бычок и устремился к нам.
  - Это что такое?
  - В брошенных домах живет скот,- пояснил директор.- Помещения пришли в негодность. И чтоб все это восстановить, нужны новые сотни тысяч рублей. Оттого-то мы и ходим в «Каршистрой», умоляем исправить строительный брак.
- Ну да, вот мы сейчас все бросим и будем вам крышу чинить!—рассердился Чегебаев.
Но тут его перебил замначуправления сельского хозяйства Чариев:
  - Да если вы возьметесь исправлять свой брак, вам некогда будет строить: сил не хватит. А знаете ли вы,-обратился он ко мне,- как «Каршистрой» сдает свои объекты? Ведь он и заказчик, он и подрядчик. А когда приезжает комиссия Министерства сельского хозяйства,
мелиораторы всеми правдами и неправдами выбивают у нее подписи под актом. Чего уж греха таить: жмут на нас по всем линиям. Смотрели пьесу «Мы, нижеподписавшиеся...»? Вот и принимаются полуготовые объекты. Да еще с оценкой «хорошо» и «отлично».
     - Ну, хватит об этом,- предложил заскучавший от нашей беседы Чегебаев.-Хотите, я покажу вам настоящую мелиорированную землю? Поедем в совхоз № 5. Его тоже мы строили...
    -  Смотреть не на что,- махнул рукой встретивший
нас там директор совхоза Фарманов.— Половина дренажной сети не работает. Только сейчас выяснилось, что дренаж был плохо уложен. Но ведь землю комиссия не раскапывала.;. Да и коллекторы лет десять не очищались: в «Каршйстрое» нам объяснили, что экскаваторов у них нет. Так что засоление земли налицо.        
     - Ну, ладно, - сказал Чегебаев.- Давайте посмотрим совхозы, которые мы собираемся сдать на днях. Вот где отдохнут ваши глаза! Какие дома! Какие полевые станы! Как чудесно работает водопровод...
   - Не стоит и шины бить,- возразил Чариев.- Ничего этого там нет. И мы эти ваши совхозы принимать не намерены.
    - Это как же?- вскинулся Чегебаев.- Мы вам передаем три чудных совхоза! Конечно, кое-какие мелкие недоделки есть...
      - Например, в совхозе № 18 недостроено двадцать домов, не работает ферма, нет детсада, бани. Недосчитались мы и шести полевых станов,- прокомментировал Чариев.
       ...Тихо катился наш «уазик» все дальше по степи. И пока громко спорили партнеры, перед глазами вдруг возникла волшебная картина: полевой стан редкой красоты...
       Нет, это был не мираж. Мои спутники поведали, что там было все. Роскошные пушистые ковры звали утомленного хлопкороба войти и отдохнуть на пухлых заморских диванах. Изящные люстры перемигивались хрустальным светом с хрустальными же вазами.
      Как выяснилось, в жизни работников «Каршистроя» были минуты незамутненного триумфа. Да, отгрохали они в совхозе № 14 Ульяновского района некий полевой стан «Юбилейный» стоимостью в 150 тысяч рублей. –Втиснули они в этот «стан» и немыслимые гарнитуры, и бильярды, и ковры на паркетных полах. И это в то время, когда в совхозе не было ни бани, ни детсада, ни медпункта. Причем ишаку было ясно, что такой «стан» построен не для рядового хлопкороба. Правда, только год простоял он: потом в области спохватились и все эти хрустали-гарнитуры быстренько убрали.
      Мы развернулись и поехали обратно. Навстречу нам вставали багровые буквы вывески «Каршистроя». А сзади слышался сердитый голос:
     -  А ну, подписывай! Здесь у тебя дренажная сеть, тут коллектор, вот два дома стоят, вот клуб...
    - Где дренаж, где клуб, где дома?- растерянно вопрошал директор совхоза.
    - Подписывай! А то выговор вклеим...
      Готовился к сдаче очередной совхоз.
Кашкадарьинская область,
Узбекская ССР.

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments