Максим (monetam) wrote,
Максим
monetam

Category:

Крокодил 1985 (125) " И каждую минуту !"

И КАЖУЮ МИНУТУ !

     Будучи по роду занятий отчасти лириком, Крокодил в душе—совершенный химик. Не впервой ему своими вилами катализировать застоявшиеся процессы. Не внове  вызывать более активную реакцию в медлительных смежниках и нерасторопных поставщиках. Потому понятно, с каким душевным подъемом он поспешал в Днепродзержинск, чтобы установить шефский пост на тамошнем производственном объединении «Азот». Точнее, на его пусковом объекте—комплексе карбамида.
      По пути Крокодил на всякий случай заглянул в учебник химии, но тотчас отложил его. Кто в наши дни не знает, что такое карбамид и как его вырабатывают! Берете обычный природный газ и еще более обычный воздух; из газа элементарно выделяете водород, а из воздуха, естественно,- азот и углекислоту. Ну-с, затем в такой обыкновенной колонне синтеза, при давлении всего 320 атмосфер и температуре каких-то там 600 градусов натурально соединяете полученное - и, пожалуйста, 330000 тонн ценнейшего удобрения ежегодно у вас в кармане...
    Правда, для этого желательно заранее произвести кое-какие подготовительные работы. В жесточайшую зиму вынуть миллион двести тысяч кубов ледяного грунта для котлованов. При нехватке рабочей силы уложить 50 000 кубометров железобетона. Без достаточного числа специалистов взметнуть к небесам 600000 тонн металлоконструкций! А также с наличием вечно ломающейся техники и хроническим отсутствием запчастей прогрызть в земной тверди тридцать восемь километров траншей для коммуникаций...
    - И все это,—сказали Крокодилу сопровождавшие его сведущие лица,- только на первых порах. А ведь до двадцать пятого декабря этого года ещепредстоит закончить сложнейшие узлы комплекса.
   Несколько оторопев от грандиозности происходящего, Крокодил стоял в тонких ботинках на высокой глиняной горе. Туда подшефные любезно вознесли его с помощью подъемного механизма, дабы их новый друг мог более панорамным критическим взором окинуть картину строительства. Окрест деловито сновали устрашающе циклопические машины, невыносимо слепила лимонными звездами сварка и мощно оглушало что-то железное. Везде виднелись уже хорошо угадываемые части колосса.
   Вот эта импозантная стометровая колонна, узнавал Крокодил, является грануляционной башней. Или, как ее ласково называют, гранбашней. Из нее будет сыпаться тысяча тонн карбамида в день... Вон та элегантная суперструктура - неутомимое сердце процесса, отделение компрессии... А что такое сей как бы космический ангар? Ну, конечно же, это склад карбамида!..
   - А что представляет собой во-он то, уже завершенное здание? – полюбопытствовал Крокодил.— Очень оно замечательное!
    -  Да,- с гордостью подтвердили подшефные, - это бытовой корпус. Мы начали стройку именно с него... Но сейчас и мы хотим задать вам вопрос: почему вы томите нашу душу? Отчего сразу же не открываете прицельный сатирический огонь? Ведь имеются всякие упущения и прорехи...
     Здесь заметим, что, открывая шефский пост на «Азоте», редакция озадачилась намерением прежде всего помочь подшефному объекту, но никак не испепелить кого-либо очистительным критическим пламенем. И поэтому Крокодил спросил без обиняков;
    - Скажите честно, товарищи строители и химики, пустите вы комплекс карбамида по графику или нет? И какую надо оказать помощь?
    К чести азотовцев, они не поспешили выкрикивать оптимистические заверения, перекрывая стук чего-то железного. Не сорвали шапки и не принялись закидывать ими прорехи. В заводоуправлении состоялся откровенный разговор шефского поста с заинтересованными организациями. То были заказчик «Азот» и его основные подрядчики—тресты «Днепрохимстрой» и «Криворожстальконструкция».
    Чтобы попасть на это деловое совещание, Крокодилу пришлось проделать немалый путь; ведь на нынешней территории «Азота» смело уляжется какая- нибудь карликовая европейская республика с княжеством Монако в придачу. Из окна дирекции виден романтически обветшавший цех; тут полвека назад громада «Азота» начиналась скромным азотно-туковым комбинатом. Хлоркаустик и соляная кислота... Позарез они были нужны тогда стране. И в срок вводились все новые объекты - комплексы Аммиак-один, Аммиак-два... А все-таки пустят или не пустят именно в декабре комплекс карбамида?
    -Да, пустим,- взвешенно сказали строители.- Но сделаем это с меньшими потерями и не оголяя другие участки, если нам добавят квалифицированных специалистов. Дружище шеф, обратил ли ты внимание, что простаивают мощные краны РДК-25?
   - Не только обратил,- сознался Крокодил,-  но даже записал в блокнотик. И то, что техника вынуждена работать в одну смену. И то, что экскаваторов не хватает да и опытных экскаваторщиков также...
     Представитель монтажников, давно уже ерзавший по стулу, вклинился в паузу и взахлеб заговорил про поставщиков металлоконструкций. Это ж безобразие! Такие солидные партнеры, а не могут допоставить две тысячи тонн этих самых конструкций. И кто? Земляк, Днепропетровский завод имени Бабушкина недодал 367 тонн. Соседи — Макеевский, Харьковский, Николаевский заводы металлоконструкций—тоже ходят в должниках...
   - Также запишите,— послышался мстительный шепот,-  что субподрядчик, трест «Днепроэкскавация», за три месяца недовыполнил план на 200 000 рублей! Этот шепот фатально навел Крокодила на такую мысль: что уж, так и нет недостатков в работе самого заказчика? Есть, конечно. И известная аритмия графика, и отдельные недовыходы по понедельникам на рабочие места... К счастью, все это частности. На пусковом объекте с энтузиазмом трудится высокоорганизованный и сознательный отряд рабочего класса. А потому шефский пост будет заниматься существенными проблемами.
   Так, описывая технологический процесс, Крокодил не обмолвился об аммиаке. Он оставил его, так сказать, на десерт. Ведь аммиак—необходимейший компонент для получения карбамида. На введенном в строй комплексе аммиака стоит компрессор, выпущенный Казанским компрессорным заводом. Скажем прямо: это не только важнейшее, но и очень загадочное сооружение. Для того чтобы было понятно, как он работает, нужно иметь не голову, а по крайней мере кафедру органической химии. Беда в том, что сегодня он работает, а завтра нет. Жаль, что эта махина не велосипед, ее для доделки поездом не отправишь. Потому налажен словно бы воздушный мост Днепродзержинск - Казань, все время транспортирующий аварийных наладчиков...
     Ну, а время не ждет, это—самое характерное его качество. Время драгоценно, до пуска остались считанные месяцы. И, установив шефский пост на «Азоте», Крокодил поручил ему магистральное задание: вместе с азотовцами по-хозяйски считать каждый день, каждый час и каждую минуту.

  
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Реализм. Цветы в трех вазах.

    Гольц Ника Георгиевна (1925–2012) «Цветы в трех вазах» 1990

  • Крокодил 1985 № 30 (320) " А воз и ныне там"

    А ВОЗ И НЫНЕ ТАМ А теперь давайте представим, что произойдет с персонажами этого рисунка после того, как письма с подписью «Доброжелатель» будут…

  • Про министров финансов

    Последним министром финансов Российской империи был Петр Львович Барк. Конечно же, во время Февральской революции его « немножко арестовали», но…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments