Максим (monetam) wrote,
Максим
monetam

Category:

Крокодил 1985(54) "Пуговица в авоське"

М. КОРЧАГИН,
специальный корреспондент Крокодила
                                ПУГОВИЦА В АВОСЬКЕ

ОБ ИЗДЕРЖКАХ ЖАНРА
       Трогательно милыми и непорочными кажутся подчас будущие герои фельетонов. Невинными исповедями разочаровывают они порой озадаченного сатирика, жадно  собиравшегося всеми видами транспорта к месту обитания своего персонажа. Но куда бесхлопотнее иметь дело с героем явно положительным.
         К одному из них-Николаю Николаевичу Заике, председателю группы народного контроля,- я и направился на Житомирский льнокомбинат.
          Но уже в стенах комбината сомнение закралось в блокнот. Как выяснилось, по мнению некоторых, далеко не розовым слыл тов. Заика. И, хотя мнения были анонимными,
тем не менее они впечатляли: имеет опоздания, нечуток к товарищам, бессовестно отсутствует на работе.
          Командировка была под угрозой срыва.
         Оставалось на всякий случай выслушать Н. Заику и позаботиться об обратном билете.
            - Скрывать не стану...- услышав про опоздания, сказал Николай Николаевич...

ПИКОВЫЕ СТРАСТИ
            В те дни на проходной было намечено провести рейды дозорных по борьбе с участившимися опозданиями работников комбината. Тетрадь не вмещала ФИО нарушителей, которых набралось около четырехсот. На следующее утро повторилось то же самое, а недоумевающая администрация устала карать бессовестных опаздывающих.
            Сам устроитель рейдов добирался до работы на трамвае №5. В вагоне бушевали страсти часа пик: кто отчаянно работал локтями, а кто-то, согнувшись в три погибели, судорожно выпутывал пуговицу пальто из чужой авоськи. Н. Заику неожиданно завертело
в людском водовороте и вынесло на не нужной ему остановке. В следующем трамвае кипели те же страсти. Иными словами, график движения ломался по всему пятому маршруту.
            А чуть позже «нарушитель» долго и надоедливо разговаривал по телефону с руководством депо. Потом составили акт и обратились за помощью в горисполком. Результат:
— Трамваи теперь ходят, как часы. А ведь все началось с будничного рейда дозорных...
— Допустим. Тогда почему вы «нечутки к товарищам»?- снова заглянул я в блокнот.-
К товарищу Столяренко, например. — Был такой случай,—развел руками «нечуткий» Заика...

СУРОВАЯ ЧУТКОСТЬ
            В то пасмурное утро Столяренко действительно ждал от Н. Заики сочувствия. У него разламывалась голова. Поправить дело можно было тем эликсиром, которым торгуют с одиннадцати до семи. Тут бы и посочувствовать бедняге: «Иди-ка ты, товарищ Столяренко, подремли покуда в красном уголке. К обеду разбужу». А дозорный Н. Заика фиксирует состояние опьянения.
          -  Нечуткий ты, Николаич, - огорчался Столяренко.—Участок наш без прогрессивки
теперь оставят. Я уже не говорю о том, какая будет брошена тень на наш с тобой" цех.
           Николаич об этом знал. Но «чуткость» так и не проявил, бессердечно записав прогул.
          Не хватило отзывчивости и на Л. Барановскую.Правда, последняя ничем подобным не болела, а спиртного не переносила на дух. Но недуг у нее был. Хотя особо не мучил он
Л. Барановскую. Лишь к концу рабочего дня на пути к проходной от волнения заметно под-
-скакивало у нее давление. На рекордную высоту подпрыгнуло оно, когда на проходной проводился очередной рейд. А в акте вскоре появились явные признаки скрытого недуга-
воровство льняных скатертей. И не одной Барановской становилось дурно под рентгеновским взглядом НК. В. Федоровская, к примеру, озабоченно держалась за поясницу, где покоилась простыня, И. Колесник заботилась о симметричности талии, затянутой ворованным пододеяльником. И все как один больше всего боялись увидеть себя в «молнии» или многотиражке.
         - Наказывайте как угодно,—просил очередной нарушитель,—только уж от срама этого оградите,- кивал он на творчество местных карикатуристов.—Поимейте чуткость...
           Но вот третий факт: бессовестный прогул подтвердился.

КОНЕЦ ГОПАКУ
          - Целую неделю однажды отсутствовал на комбинате Николай Николаевич,- охотно
подтвердил директор Л. Кузьмин.- Помню, забегает в кабинет секретарша. «Включайте скоренько телевизор,-кричит,-там наш Николаич гопака отплясывает». Включаю. А по Центральному телевидению на московской сцене ансамбль песни и пляски нашего комбината «Лёноцвит» во главе с его худруком Н. Заикой. Помню, на комбинате ансамбль
встречали как лауреата Всесоюзного фестиваля «Народное творчество» с большой золотой
медалью...
         - Пляскам моим теперь конец,- махнул рукой Николаич.-Вышел ансамбль в народные,- теперь отдохну. Не двужильный же я. Ведь когда избрали его еще и председателем группы НК, пришлось выбирать. И искусство на сей раз оказалось жертвой.
       -  И как это ни странно, не жалею,- вслух рассудил Николаич.—Возможно, прозвучит нескромно, но большое дело мы, дозорные, делаем на комбинате. 761 дозорный—это все-таки сила.
          Поэтому не было ошибкой, когда вскоре после выступления Генерального секретаря
ЦК КПСС, Председателя Президиума Верховного Совета СССР К. У. Черненко, на Всесоюзном совещании народных контролеров группе НК комбината празднично вручили Почетную грамоту Комитета народного контроля СССР.

ЧАЕПИТИЯ В «ЛЕГЕНДЕ»
              - По саду прогуляться не желаете? - неожиданно спросил Николай Николаевич в
конце рабочего дня.
            Против я, конечно, не был, но за окном лежали неуклюжие сугробы и убедительно
потрескивал мороз. Николай Николаевич отворил обычную дверь, и мы оказались в зарослях необычного сада с кучерявым кустарником и ершистыми кактусами.
             - Пятый год уже принимает ткачих комната
отдыха «Зимний сад». И если вам лень идти в столовую и ваша сумка благоухает домашними пирожками да-подрумяненными кулебяками, то горячие самовары всегда к вашим услугам.
             А когда-то на месте этого сада пустовала часть цеха. До тех пор, пока НК не поставил вопрос об оранжерее. Вопрос, цвести или не цвести саду, решили не сразу. Не администрация пошла навстречу, и за возведенными перегородками заблагоухал оазис. Да не один. В другом цеху появилась комната отдыха «Легенда», а в третьем—«Мелодия». В
«Сказке» из маленького озерца на нас таращила глаза черепаха по кличке Тортилла.
          - Попугаев не хватает с пальмами,- улыбаясь, говорит Николаич.—Говорящего
какаду год назад принести обещали, да все несут. Не люблю необязательных людей...
           - А что сейчас делают обязательные - ваши коллеги дозорные?
           - Дел-то нам, народным контролерам, хватает всегда. Особенно в завершающем году пятилетки. Без работы не останемся, пока есть прогульщики, по вине которых, кстати, «прогуливают» и станки. Да и несуны с бракоделами скучать не дают.
            ...Кончился рабочий день. В сумерках цехов остывали станки. Последний раз устало зевнула проходная, сомкнув за нами двери. К остановке «Льнокомбинат» минута в минуту подошел 5-й трамвай. А когда мы попрощались, я открыл блокнот и с удовольствием вычеркнул те три строчки, надиктованные шептунами.
            Хотя ничуть и не удивился я этим строчкам. Для появления таковых обычно достаточно быть в меру строгим, требовательным. Таким, как Николаич.
            И шептуны тут как тут.
г.Житомир.

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments