Максим (monetam) wrote,
Максим
monetam

Categories:

Крокодил 1985 (51) "Равняется трем тайфунам..."

Равняется трем тайфунам

Вл. МИТИН,
специальный корреспондент Крокодила

«Согласно письму жилуправления О, Первомайского района г. Тбилиси, обследован дом № 114 по улице К. Цеткин. Здание —прямоугольное, трехэтажное, кирпичное сооружение. Построено в прошлом веке в качестве жилого дома...»
Из акта.

          В 1976 году это сооружение лопнуло. Был затеян ремонт, и мы ни-ког-да не стали бы трактовать столь замшелую тему, если бы не исключительность кое-каких деталей. Никто не избежал ужасов ремонта, но чем выдающимся может кичиться большинство претерпевших?
          Ну, истязали их, ну, выпили из них фигурально кровь с молоком... Дабы тотчас застолбить первенство жильцов дома 114 в ремонтном кошмаре, укажем, что в их голгофе участвовали председатели исполкомов, следователи, прорабы, академики и даже один король, но ремонт не закончен и сегодня.
         Первым заметил трещину в родном доме жилец В.В.Салуквадзе:
         - Вай мэ! - застенал Важа Васильевич и вопросил соседей А. Сванишвили и А. Мадлояна:
       - Не похоже ли это на целый ров?
       - Ки, батоно*,— поддакнул застенчивый Сванишвили, зато более темпераментный Мадлоян сравнил трещину даже с Дарьяльским ущельем.
       Жильцы притащили к стене начальника жэк-23 М. Харчилаву. Этот бесстрашный человек закрыл зловещий излом своим телом и попросил всех успокоиться, дом же построен не поточным методом, генацвале. Лидер жэк особенно упирал на то, что секрет раствора безнадежно утерян, как тайна фруктовых вод фабриканта Лагидзе.
      Однако жильцам было начхать на рецепты старины. Полгода ушло на обзванивание всех районных организаций. И каждая из них передоверяла это дело другой организации. За истекший период в Тбилиси достроили уникальное здание Минавтодора, а стены дома 114 избороздились новыми трещинами.
       К весне 1977 года он изогнулся, и жильцы начали досаждать городским учреждениям. Те стали гадать: чинить или снести? Решили все-таки ремонтировать.
      Осенью, когда заложили огромный жилмассив Глдани, один из тогдашних зампредов Тбилгорисполкома, Ш. Титберидзе, направил срочную телеграмму Первомайскому райисполкому: «Просим экстренно начать капитальный ремонт». То была воистину созидательная новация, ибо что такое телефонные байки о ремонте? Бесследное сотрясение эфира. А тут документик! И райисполком тоже по телеграфу велел Харчилаве немедленно произвести укрепительные работы. Впрочем, последний в телеграфную ловушку не угодил, но информировал руководство по телефону, что работы блистательно произведены.
        Действительно, накануне у дома 114 возник человек с миниатюрным бурдюком и отрекомендовался детям как король малярного цеха Леван. К обеду его величество высосал из бурдюка все домашнее кахетинское, кацо, но дело исполнил с таким блеском, что набежавший Мадлоян вскрикнул и зажмурился: под ослепительно розовой краской исчезли трещины и провалы.
          - Эт-то  -  прровокация! – заклекотал Атет Карпович и обежал жильцов, которые зимой христорадно ютились у близких людей, а летом бивачно стояли во дворе.
         Шум, поднятый ими, на сей раз был столь пронзителен, что тогдашний начальник райжилуправления Г. Будиашвили и главинж того же РЖУ Г.Джикия схлопотали по выговору, а Харчилава был отстранен. Шел 1978 год, зачали уникальный Боржомский вокзал, а ремонт на сей раз попал под контроль самого Б. Саларидзе, нового зампреда по благоустройству.
       Он повелел составить смету и образовал еще одну комиссию горжилуправления.
       Роскошным тбилисским утром, когда нестерпимо пахло свежайшим хачапури, а Салуквадзе умывался под дворовой колонкой, к дому подъехал раздувшийся от людей микроавтобус. Подле водителя с опаской ерзал тучный усатый мужчина в тапочках и с теодолитом. Приопустив стекло, он визуально исследовал дом и пожелал ему кавказского долголетия.
        -  Выходи, -  радушно поманил Важа Васильевич.- Вместе с биноклем выходи.
Но комиссионеры так и не покинули «рафик», хотя Салуквадзе отчаянно пытался выцарапать их из экипажа. Водитель задействовал рычаги и педали, и комиссия отбыла на целых семь месяцев для учинения проекта ремонта. За этот срок ввели две шикарные метростанции, а дом похилил-ся на десять градусов. В нем кто-то ворочался, страшно вздыхал, и робкий Сванишвили подозревал, что это призраки двадцати (!) комиссий, одну
из коих возглавлял даже директор НИИ сейсмологии Академии наук ГССР доктор Ш. Джабуа. Эта авторитетная комиссия выясняла, нужно ли подводить под дом монолитные опоры.
         В эпохальное действо влились также республиканские организации и правоохранительные органы: то криминально исчезал стройматериал, то похитили дубовый паркет Салуквадзе...
         К 82-му году теоретически вопрос подняли так: да, сооружать монолитные опоры! Видать, на случай какой- нибудь сейсмической пакости.
         Отгремели шампанские кружевные залпы в честь Нового года. Вкатали еще по взысканию многим лицам, а вкупе с ними — прорабу Д. Липартия, за то, что он оказался злым гением лично Важи Васильевича: рапортовал о победном сооружении монолитов, но тут же почти разрушилась галерея, в которой частично проживал Салуквадзе. В его отсутствие ринулись аварийно починять хотя бы квартиру...
           В январе же прошлого года свершилось событие, не имеющее равных в ремонтной практике. Письмом Первомайского исполкома N° С-23 жильцы были переселены... в гостиничные апартаменты! В. В. Салуквадзе любезно согласился дать нам интервью, и мы посетили страдальца в его двухкомнатном полулюксе с лоджией и  телевизором. Районные власти платят за него шесть с полтиной в сутки! Хозяин номера извинился за то, что принял нас в халате и полботинках на босу ногу. Строители столь неразделимо сдвинули комоды в его так и не отремонтированной квартире, что вынуть носильные вещи более нельзя, и потому друзья сердобольно поделились с ним обувью и, простите, кое-чем из белья...
            Мы обратили наше внимание на то, что постоялец сидел в мебельном артикуле, который несколько выпадал из унитарного гостиничного стиля.
            - В этом кресле, - пояснил Салуквадзе,- сиживал еще мой дедушка, и я счастлив, чтй спас семейную реликвию от... э-э... гуннов.
           Отметим, что война между строителями и жильцами наложила рельефный отпечаток на их словарный запас. Так, мягко говоря о Салуквадзе, созидатели называют его сочинителем кляуз, а если жилец поминает ремонтников, он непременно употребляет словосочетание «с большой дороги », а одну из своих... э-э... жалоб назвал «В застенках жэк-23».
             Какая жалость. Щадить бы друг друга в век стрессов и повышенной душевной ранимости.
            Тем более, что эпопея знает еще один небывалый эпизод. Когда уж вовсе собрались прогнать и Джикия, и Липартия, когда уж разверзлась пред ними бездна служебного небытия, в зал заседаний эффектно вбежал Салуквадзе. Он умолил пощадить нерадивых, ведь новые будут мучительно долго вживаться в капитальный процесс...
          Мы с завистью оглядели роскошь помещения.
         - Это свидетельство,- заявил Салуквадзе,- нежной, сердечной заботы горисполкома о моем здоровье. Тут дежурная корректно, но твердо предупредила, что нахождение в номере
посторонних допустимо лишь с ведома администрации отеля.
            - Вот видите! —грустно покачал чужим полботинком Важа Васильевич.- А какой пикантный открылся бы скандал, когда бы вы были дамой. Меж тем я сравнительно молод и еще имею право на личную жизнь...
              Мы пожелали скитальцу скорейшего возвращения в отчий дом и перешли к подсчетам. Лишь гостиничныя жития мучеников дома № 114 уже проглотили многие тысячи рублей, и это пока не финал. Сотни зряшно отторгнутых от прямого дела людей, истратили еще больше. Груды скрепок,дыроколов, машинописной ленты сцапали прорву денег...
            Что же в итоге? Симуляция вдумчивой активности, годы мартышкиного труда! В их тени Сизиф, несомненно, выглядит этаким ' передовиком древней Эллады: он по крайней мере втаскивал свой валун до конца...
             Что же все-таки произошло со злосчастным ремонтом? Поневоле стучится в голову вкрадчивый вывод: свалить свои обязанности на кого-нибудь другого было значительно проще, чем быстро и четко сделать свое прямое дело. Расшвыривать казенные деньги на гостиничное проживание жильцов вышло менее хлопотно, чем проделать в принципе пустяковый ремонт. За это время достроен гигантский великолепный массив Глдани; в те же сроки, по слухам, ввели в эксплуатацию усыпальницу Эхнатона...
             Неужели экономически и морально вредоносная катавасия с починкой одного дома и впрямь произошла в республике, славной своими вдохновенными зодчими и гениальными маэстро кирпичной кладки, на родине храма Джвари и каскадов ЗАГЭС? Не верится.
           На средства, унесенные вихрем бездумной волокиты, молено было бы соорудить целый небоскребик, а в доме 114 за те же деньги устроить музей строительных кошмаров с бетонными статуями волокитчиков...
            И последнее. Мы пытались отыскать всех лиц, причастных к ремонтной волоките. Их в целом оказалось столько, что внятного интервью просто не получилось. Все были горазды обвинять ближнего своего...
          Человек, поменявший квартиру, склонен драматизировать, кокетливо привирать, что один переезд равен двум пожарам. Нам представляется: вышеописанный ремонт безусловно равняется трем тайфунам.

г. Тбилиси.



Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments