Максим (monetam) wrote,
Максим
monetam

Categories:

Крокодил 1985(24) Летающий транзистор, или ручки вверх !

МЕЛОЧЕЙ НЕТ!

              Фломастер, карандаш, авторучку человек берет в руки сызмальства и не расстается с ними всю жизнь. Детские каракули сменяются школьными диктантами, потом, возможно, первыми лирическими стихами, студенческими конспектами, романами и документами международного значения.
              Так что качество всего того, что обозначается суховатыми словами «средства письма»,это совсем не мелочь, как может кому-то показаться на первый взгляд.
             Не так давно были пересмотрены стандарты с целью повышения технического уровня авторучек, механических карандашей, фломастеров и пишущих узлов. Казалось бы, все, кто выпускает «средства письма», должны были немедленно перестроиться. Но, увы, этого не произошло.
            Госстандарт проверил соблюдение стандартов на тридцати шести предприятиях России, Украины, Грузии, Армении, Киргизии, Латвии, Азербайджана
и Молдавии. Результаты проверки оказались весьма неутешительными.
           Из 255128 проверенных авторучек, фломастеров и механических карандашей 144567 не соответствовали требованиям стандартов. А ведь это более пятидесяти шести процентов! Вот скольких покупателей огорчили бы эти пишущие средства, попади они на прилавок.
          Так что тема для нашего нынешнего разговора есть!

ЛЕТАЮЩИЙ ТРАНЗИСТОР, ИЛИ РУЧКИ ВВЕРХ !

          То, что Пушкин был гением, сомнений не вызывает. Помните, с какой очаровательной легкостью описал он творческий процесс? У него и мысли волнуются, и рифмы бегут мыслям навстречу. А остальное, как говорится, дело техники: «...пальцы тянутся к перу, перо к бумаге, минута, и...»
         Хорошо классику. Мысли наличествуют, бумага есть. И перо, хоть и поскрипывает,
пишет безотказно. Гусь без НОТа, АСУ, НИИ, ОТК и ГОСТа производил перо—средство
письма, по-нынешнему—отменного качества, не халтурил. И с валом у гуся был порядок.
Всем грамотным перьев хватало.У нас тоже наблюдается известное волнение мыслей. Рифм, слава богу, для фельетона не надо. Наши пальцы тоже тянутся к перу, перо к бумаге, минута, и...
        Вот на этой фразе мы сменили шариковую ручку. Та, которой написаны три предыдущих абзаца, забастовала, как ни грели мы ее своим дыханием, как ни раскаляли над газовой горелкой. Ладно, взяли перьевую. С ее помощью легли на бумагу следующие строки.
          Помнится, не так давно нас за уши было не оттащить от телевизора: очень уж захватил десятисерийный детектив. Яркое впечатление оставил, в частности, тот эпизод сериала, где отъявленного гнуса Дубова, шпионившего под кличкой «Трианон», наконец-то берут на его квартире. Но этот изворотливый тип, сославшись на то, что, дескать, предложенная ему ручка плохо пишет, получает разрешение воспользоваться собственной ручкой. А в ней, как это водится у шпионов, смертельный яд. И вот уже Трианон замертво валится на пол.
           Многие потом недоумевали: как, мол, это наши чекисты допустили подобную оплошность? А на чем, спрашивается, так тонко сыграл шпион? На качестве ручек! Да и
чекист, видимо, знал, что «средства письма» у нас частенько барахлят. Вот и не заподозрил подвоха. Не ручаемся, конечно, что Юлиан Семенов рассуждал, как мы...
          Тут нам опять пришлось сменить ручку. Наша перьевая вдруг стала яростно плеваться чернилами, и за кляксами на листе пропали слова. Мы взяли фломастер. Толстовато пишет, зато без клякс. На количество средств письма нам обижаться
грех. Только перьевых и шариковых авторучек у нас ежегодно производится четыреста семьдесят миллионов штук. Делают их многие, но главным является союзный Мин-
прибор, имеющий мощные заводы в Москве, Ленинграде, Харькове и Ярославле. Они-то и призваны задавать тон всей отрасли. Как же славно выглядит продукция этих
четырех головных предприятий в цветном рекламном буклете «Союзоргтехники»! Чего тут только нет—глаза разбегаются! Тут авторучки с перьями открытыми, полузакрытыми и закрытыми, с плоскими и круглыми, с золотыми и упроченными твердыми сплавами. Тут- ручки с поршневыми и вакуумно-пипеточными механизмами, со сменными чернильными ампулами. Тут популярные шариковые авторучки с неподвижными и выдвигающимися стержнями. Их корпуса и колпачки всех цветов радуги: пластмассовые, металлические, хромированные, эматалированные, с вибронакаткой. Тут волоконные карандаши—фломастеры и чудодейственная ручка «Сигнал» с капиллярно-пишущим стержнем, способная якобы писать на дереве, пленке, керамике и металле. Тут роскошные подарочные экземпляры для уходящих на пенсию и молодоженов.
            Словом, с дизайном вроде бы все в порядке. Но что нам дизайн, если ручка толком не пишет?
            Вспоминается, что в давнем юмористическом рассказе транзисторный радиоприемник парил в воздухе.
- Ну, как? Здорово?- спрашивает автор изобретения.
- Здорово! - отвечают ему.-А теперь покажите, как он играет.
Изобретатель уходит, ошеломленный такой постановкой вопроса, но вскоре возвращается.
Подброшенный вверх приемник шлепается на пол.
- Ну, а теперь как?- гордо спрашивает умелец.
- Но он же у вас не играет!
- Да, но зато уже не летает!..
        Ну вот! Теперь докончить мысль не дал иссякший фломастер! Бледнела, бледнела строка за строкой, пока наше «средство письма» вовсе не перестало оставлять след,
будто мы пишем симпатическими чернилами. Придется продолжить мысль карандашом.
         Да, как ни крути, но приемник должен прежде всего играть, топор-рубить, лампочка- светить, а пишущее средство—писать. Писать чисто и непрерывно с первого прикосновения к бумаге. Никакой дизайн этого качества не заменит.
         Госстандарт это прекрасно понимает и потому требует строжайшего соблюдения технологической дисциплины, начиная от разработки модели и кончая хранением.             
         Конструкторы, хотя это для них и обидно, обязаны для каждой новой модели выбрать аналог из числа лучших мировых достижений. Есть на кого равняться, есть под кого делать. А когда сделано?
          Вы представить не можете, какие сложнейшие испытания должна пройти скромная перьевая ручка! Будет проверена длина линии после одной заправки, время расписывания ручки после восьми часов хранения с надетым колпачком и после тридцати минут пребывания ее с открытым пером. Ручку будут бросать на пол с полутораметровой высоты для выяснения прочности. Будет проверена ее герметичность при повышенном давлении, будет установлено, нет ли самопроизвольного вытекания чернил при нагревании корпуса ручки от соприкосновения с рукой. Специальная машинка восемь тысяч раз отогнет держатель колпачка на два миллиметра. Восемьсот раз будут набраны и выпущены чернила. Упакованную авторучку хорошенько потрясут с частотой толчков восемьдесят- сто двадцать в минуту, имитируя все транспортные невзгоды.
             Разумеется, такую «камеру пыток» проходят лишь счастливицы, наугад взятые из большой партии. Но выдержавшая все испытания авторучка, увы, продаже не подлежит.
              Она на пределе своих ресурсов, она устала.
             Те же, которых не подвергали таким проверкам, вполне могут забарахлить. И      частенько это делают. Ничего чересчур удивительного в том нет.
              Заводы-изготовители имеют дело с множеством поставщиков, качество продукции которых они просто не имеют сил проверить. Ну как, скажем, ярославской «Оргтехнике» проконтролировать размер, химический состав и форму каждого из тридцати миллионов рутениевых шариков для упрочения пера, которые дает Свердловск? Опять-таки лишь выборочно! А уральцы гонят шарики не круглые, а яйцевидные и большего размера. Или как соответствующему предприятию в Кишиневе, выпускающему оргтехнику, убедиться в доброкачественности шести миллионов графитных стержней, полученных с фабрики имени Крупской из Москвы? Тоже выборочно! Или мыслимо ли опробовать каждый пишущий узел для шариковой ручки, миллионами выпускаемый
на Мин-Кушском заводе в Киргизии? Выборочно! И как быть, если большинство поставщиков упорно не желает считаться с требованиями ГОСТа?
          Одна выборочная проверка наслаивается на другую, а мы в результате покупаем непишущую .авторучку и нерисующий фломастер.
           Летающий транзистор покупаем мы...
           Вот те раз! Нажали в справедливом гневе посильней на карандаш, и готово дело—грифель сломался. Вооружимся очередным «средством письма», чтобы как-то закончить наш разговор. .
          Один небезызвестный .литературный герой отказывался от вечной иглы для примуса на том основании, что он не собирается жить вечно. По той же причине мы отказываемся от вечного пера. Но это еще не повод, чтобы давать нам перья, пишущие всего минуту или не пишущие вовсе. Ведь до смешного доходит. Нам порой телефон доброй приятельницы  обгоревшей спичкой записать легче!
          Кто-то в свое время сочинил шутливый афоризм:
         САМАЯ ХОРОШАЯ ПАМЯТЬ ХУЖЕ САМОЙ ПЛОХОЙ АВТОРУЧКИ!
           Не знаем, не уве...

ЗНАКОМЬТЕСЬ- «ПЕРЕДОВИКИ»
1-е место—ЗАВОД «ОРГТЕХНИКА» МИНПРИБОРА (г. Мин-Куш).
В результате проверки из годовой продукции забраковано:
а) по качеству письма—27000 пишущих узлов;
б) по маркировке и упаковке—110000 пишущих узлов, 6000 фломастеров
«Гюзаль», 575 механических карандашей «Конструктор»;
в) по размерам—5730 шариковых авторучек.
2-е место—ФАБРИКА ИМЕНИ КРАСИНА МИНМЕСТПРОМА (г. Москва).
а) поставила в 1983 году кишиневцам 6158925 дефектных чернографитных
стержней;
б) по качеству письма забраковано 1700 фломастеров.
3-е место—ЗАВОД «СУХУМПРИБОР» МИНПРИБОРА (г. Сухуми). В 1983 году
поставил ленинградскому п / 0 «Союз» и харьковскому заводу «Оргтехника» 3 000 000 дефектных шариков для пишущих узлов.

ЧИТАТЕЛЬ! ПОЛУЧАТЕЛЬ! ПОКУПАТЕЛЬ! СОБЛЮДАЙ
ОСОБУЮ ОСТОРОЖНОСТЬ ПРИ ВСТРЕЧЕ С
ИЗДЕЛИЯМИ ЭТИХ ПРЕДПРИЯТИЙ! СЕМЬ РАЗ ПРОВЕРЬ,
ОДИН —КУПИ!



Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment