Максим (monetam) wrote,
Максим
monetam

Categories:

Дети и общество: как одно съело других

Случайно глаза пробежали по вот такой новости,

В Самарской области за шесть месяцев 2020 года число умерших увеличилось на 3,2% (на 691 человек) по сравнению с аналогичным периодом минувшего года. За этот же период количество умерших превысило количество родившихся на 64,1%. На 6% за январьиюнь текущего года сократилось число родившихся по сравнению с аналогичным периодом 2019 года. Эксперты связывают сокращение рождаемости с тем, что доля женщин детородного возраста среди всего населения уменьшается. По их мнению, на увеличение смертности населения в этом году коронавирус влияет косвенно.

В Самарской области число родившихся в январеиюне 2020 года по сравнению с аналогичным периодом 2019 года сократилось на 6%, а количество умерших увеличилось на 3,2%, превысив количество родившихся на 64,1% (в январеиюне 2019 года — на 49,4%). Об этом говорится в докладе Самарастата о социально-экономическом положении региона. ( https://www.kommersant.ru/doc/4476242)

и  мне подумалось вот что: - одной из важных причин снижения рождаемости становится то, что  современный человек… просто не знает зачем ему дети. В самом деле, в  мир его ценностных предпочтений они  входят очень косвенным образом. Нет, не то что бы он их ненавидел;  если его спросить про  отношение к детям,  наверняка услышишь много трафаретных высокопарностей.
     Опрашиваемый  очень быстро забудет про них ( сразу после разговора) , и будет думать о чем то важном или приятном.
     Дело в том, что дети для него -  и  неважны, и главное, неприятны.
 Мы живем в постиндустриальном обществе, но зачастую живем  именно что воспоминаниями о старых временах, когда дети и их количество были важны для социализации человека ( на бездетных смотрели косо, и бездетность  сама по себе  считалась этаким божьим наказанием), и экономическая функция: дети и молодежь есть важное подспорье при всех работах, они быстро становятся добытчиками; и функция социально-возрастная, когда дряхлеющие родители становились приживалами у детей, вошедших в пору физического и умственного расцвета.
     Этого сейчас нет. Общество  крайне широко-либерально ( откровенно говоря, просто наплевательски, есть такая маргинальная черта) смотрит на наличие детей как таковых; атеистическое содержание мозгов никак не способствует  не-материальному стимулу деторождения
    Дети сейчас экономически затратны: в домашнем хозяйстве от них помощь минимальна, а потом  еще черт знает сколько надо им помогать, пока они « встанут на ноги», то есть будут тянуть из тебя деньги и услуги до самой смерти.
      Ну и наконец, они никакая опора при старческой дряхлости- тут общество  привычно перекидывает ответственность на государственную пенсионную систему , делая ее монопольно ответственной за содержание стариков. Сами по себе дети этого вроде как и не должны делать, сколько-нибудь заметного понуждения к такому поведению не наблюдается ни со стороны государства, ни со стороны общества.
       Неожиданно деторождение / наличие детей  рассматривается в том же ключе и законодателем:  судебная практика  вкупе с вроде бы « равноудаленным от интересов сторон» Семейным Кодексом рассматривает наличие ребенка как обстоятельство , существенно отягчающее жизнь гражданина после развода: дети становятся этаким малонужным грузом, который надо либо спихнуть от себя подальше, либо когтями вырывать  выплату алиментов от ушедшего/ушедшей супруга; в любом случае как достоинство, либо, шире выражаясь, достояние,  дети не рассматриваются.
       И тут в самом деле законодателей сложновато упрекнуть: сами того не желая, они оказались в общественном поведенческом мейнстриме, то есть невольно отобразили господствующее настроение-отношение: дети есть необходимое зло, которое надо минимизировать, а при должном уровне отваги – так и вообще свести на нет.
      Общественным приоритетом становятся именно гедонистические пожелания и устремления,  форма  самореализации  человека через детей представлена необычайно узко, и скорее рассматривается как этакое сектантство; детьми занимаются и мало, и неохотно,  доблестью считается как либо от них отделаться,  спихнуть  куда-нибудь на няню или бабушек и дедушек, либо отделываться  оплатой  чего-нибудь как-нибудь, что показывало бы в первую очередь именно благосостояние жертвующего, нежели его искреннюю заинтересованность в результате.        
            Очень важной стала женская эмансипация и феминизм: женщина переключается на бывшее ранее традиционно мужскими пути развития жизненного успеха через карьеру и увеличение материального заработка.
       А вот у мусульман – несколько иное. Там люди попроще, подоверчивей, и потрадиционней: дети там рассматриваются скорее  именно как часть достоинства, потому при мужском доминировании  вариант « ребенок остается с матерью при разводе» чаще не проходит; опять же там нет маргинализации, и оттого  от детей не отказываются и в детский жом не определяют.
          Женщины там чаще не находят нового, что им предлагает цивилизация, но при этом не теряют и старого.
        К женщине-матери сохраняется почтительное отношение  вплоть до ее смерти; в России же мы чаще видим в лучшем случае  матерей забытых детьми, а в худшем -  с такими детьми, которые  продолжают выжимать из  матери все , что только можно, именно что до смерти.
          Удивительным образом ребенок превращается не в опору при старости, а в обузу !
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 54 comments