Максим (monetam) wrote,
Максим
monetam

Categories:

Крокодил 1985 (12) Дискотека по-научному

Ах, как бежит время!.. Как оно быстро все-таки бежит! Еще совсем недавно авторам рекомендовали вместо твиста танцевать зажигательный танец «террикон», еще будто вчера удаляли одного из них с танцплощадки за слишком узкие брюки (вариант: слишком широкие), а вот уж и дети выросли, и детей просят в дискотеках прослушать занимательную лекцию о производстве проката вместо того, чтобы примитивно отдаваться ритмам рэггея или—не к ночи будь помянут — рок-н-ролла.
   Впрочем, давайте отдышимся и начнем по порядку..
   В последнее время всякие разговоры, подобно блестящим черным грампластинкам, вертятся вокруг дискотек.
    Естественно, что и Крокодил не мог пройти мимо, в то время как значительная часть его читателей, особенно подрастающих, осаждает эти манящие двери. И поскольку танцевать, по воспоминаниям Крокодила, принято парами, была сформирована специальная танцгруппа в составе двух человек и спешно командирована на место. Робко выдвигая друг друга на первый план, они переступили порог пресловутого гнезда поп-музыки и несдержанных 'движений. Сердца их бились взволнованно...
     И, как оказалось впоследствии, зря.
      Поскольку ничего незнакомого—по личному опыту многолетних участников семинара экономических знаний — они тут не обнаружили. Прежде всего дискотека
настроила их на соответствующий лад самой темой предлагаемой программы. Сегодня предстояло танцевать «Товарищ коллектив» с акцентом на его роль в современном производстве. Обдумав подходящий рисунок танца, авторы заинтересовались программами следующих вечеров.
      Программы были разнообразнейшие: «Труд—дело чести», «Размах созидания», «Адреса комсомольского подвига»... Соответственный звуко- и видеоряд впечатлял
перечнем речей, лекций, панорамами строек и заводских цехов...
      Был здесь и человек, которого некоторые легкомысленно и заимствованно называли «диск-жокеем», а мы по рекомендованным образцам сразу про себя назвали ведущим.
      Этот человек имел наждачное выражение лица и неснимаемый суконный галстук под гранитным подбородком. Напрашивалось предположение, что молодым
он не был никогда, а родители нашли его в канцелярии, среди листьев инструкций.
      — По какому вопросу?—строго поинтересовался у нас этот пыльный человек.
      Мы несколько растерялись.
       — По вопросу... как бы танцев...
       — Упрощаете,— сказал человек в вечном галстуке.— Вот в методическом указании написано, что «важная роль в приобщении трудящихся, особенно молодежи, к художественному и техническому творчеству принадлежит одной из новых форм организации досуга—дискотекам».
       — Так мы же не спорим,— испугались мы.
       Но нас уже не слушали. До собеседника донеслись не предусмотренные им звуки музыки, и он ринулся на их подавление с методичкой в руке. Ему было сказано воспитывать, и он несся воспитывать единственным известным ему способом—скукой.
       ...Вся описанная выше ужасная и глупая картина авторам представилась после чтения на ночь—в ходе подготовки к написанию данного фельетона—документа
под названием: «Организаторам дискоклубов и дискотек (примерная тематика программ для различных категорий молодежи и методические рекомендации
по их подготовке)». Именно в этом удивительном сочинении предлагаются вечера в дискотеке, посвященные роли коллектива в производстве, правилам уличного движения и перспективам развития индустрии большегрузных автомобилей...
          Впрочем, это было бы еще полбеды. Ну, глупо, ну, скучно. Но дальше, не веря своим глазам, мы читали: «Бессмертие» — программа о подвиге советского народа
в годы Великой Отечественной войны; «Павшие и живые»; «Основной закон Родины»...
          Это уже не глупость. Это уже кощунство. Тут не до 'смеха и не до веселья.
         Теперь давайте задумаемся: что нее все-таки такое дискотека? По крайней мере, на наш взгляд?
          По мере развития звуковоспроизводящей и прочей услаждающей душу аппаратуры у определенной части населения—скажем, от двенадцати до тридцати
лет—появилось оправданное желание танцевать в обществе себе подобных: одноклассников, однокурсников, сограждан по цеху или микрорайону—не под
местный оркестр ограниченных исполнительских возможностей, а под высококачественные записи лучших мировых образцов танцевальной музыки.
Тот, у кого это желание дополнялось умением управляться с магнитофоном и проигрывателем, тонким знанием этих самых лучших образцов и хорошим
характером, чувством юмора и умением вовремя слазить за словом в соответствующий карман, тот стал диск-жокеем.
           Но вот уже где-нибудь в населенном пункте с условным названием Заначинск местный' душка и обаяшка лихо возглашал: «Поп-пуляр-рная песня
популярной группы «Коррушпн»! Танцуют все!» И все танцевали, будучи в полной уверенности, что все так и должно быть. И стлался над лихими юными головами отнюдь не декоративный дым, и уже по традициям дремучей танцверанды выяснялись в углу отношения, и танцевали все не то под «Коррушпн», не
то под «Корявшн» — лишь бы позарубежнее.
           С этим надо было что-то делать. То есть даже понятно, что именно: надо было научить разнообразных душек и обаяшек правильно выговаривать слова
и отличать музыку от противоположных ей явлений с иностранными названиями. Надо было научить танцующих танцевать, а не грозить друг другу движениями,
обычно демонстрирующими силу и воинственность в среде самцов бабуина. Надо было подумать о том, чтобы дискотеки появились в каждом молодежном
коллективе и во многих кафе, в которых сегодня единственное развлечение—вино, тип которого по недоразумению ассоциируется с Португалией. Наконец, надо было позаботиться о возможности приобретать для дискотек действительно современную аппаратуру и записи действительно лучших музыкальных образцов, вместо того чтобы рассчитывать на творчество местных радиолюбителей, распространителей всяких «Коррушпн» и «Черных суббот».
           Короче, надо было сделать минимум необходимого,  чтобы дискотека воспитывала в молодежи достоинства, которые от века воспитывались танцами: хороший вкус, любовь к хорошей музыке, приличные манеры. В чем же причина, что пока большинство дискотек далеки от этого?
          В умении некоторых людей подменить свою работу ее полной противоположностью, вредной имитацией и тяжелым, напряженным дыханием над картонной гирей. Чтоб никто не подкопался. И не сказал, что Всесоюзный научно-методический центр народного творчества и культурно-просветительной работы Министерства культуры СССР не занимается проблемами досуга молодежи!..
          Кстати, о молодежи. Спросим и ее мнение. Пусть вас не удивляет, что мы не называем фамилий. Один из спрошенных выразил сомнение, что после данной
публикации его оставят руководить дискотекой. Но ручаемся, что лица эти подлинные.
           Руководитель дискотеки К.: «По-моему, дискоклубы сходят на нет. Замучила бюрократия, постоянные отчеты, беготня по инстанциям...»
           Посетитель дискотеки В.: «А зачем они мне показывают слайды про Третьяковку? Когда я иду на выставку живописи, мне же не крутят диски. Почему меня за недоросля принимают или за идиота? Я пришел сюда потанцевать со своей девушкой...» Вот такое, явно небесспорное мнение.
            А теперь приведем еще одно мнение, и даже с фамилией, и даже с достаточно известной в области современной, популярной у молодежи музыки. Лауреат
Всесоюзных и международных конкурсов песни композитор Александр ЖУРБИН:
           «Вы затронули весьма важную и острую проблему. В самом деле, дискотеки в пашей стране получили на сегодняшний день огромное распространение. И авторы инструкций стараются. Пережимают. И похвальное стремление насытить досуг молодежи каким-то смыслом оборачивается казенщиной и выхолащиванием как смысла, так и досуга.
           Впрочем, не везде и не всегда. Мне несколько раз доводилось быть председателем жюри Московского конкурса дискотек, и мы исходили из того, что в идеале они должны быть совмещением развлекательности и познавательности, серьезности и веселости. Если это сделано талантливо, свежо, сопровождалось интересным звуковым и видеорядом, то и смотреть и слушать было интересно. И я уверен, что посетить подобную программу не отказался бы любой, самый заядлый
любитель танцев. Особенно если она продолжается не более 40 минут, а остальные 2—3 часа все-таки танцы».

 З акрываю,что бы вот тот не ходил.


Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments