Максим (monetam) wrote,
Максим
monetam

Category:

Модель танка Т-37А

С юным футболистом доделали модель танка Т-37А. Вот что получилось:




Это тоже один из первых советских танков:
в 1933 году на вооружение БТВ РККА под названием "малый плавающий танк Т-37А" была принята совершенно новая машина.

Танк имел клепаный (или сварной) герметичный корпус из катаных броневых листов. Трансмиссия располагалась в передней части корпуса, механик-водитель располагался слева, командир (он же стрелок) — справа по ходу движения.

Двигатель – все тот же автомобильный "Форд-АА" как у Т-27, располагался сзади, вдоль оси танка.

Для увеличения плавучести к надгусеничным полкам крепились поплавки, заполненные пробкой.

За время серийного производства было выпущено 1909 линейных танков, 643 радиотанка Т-37 ТУ с радиостанциями, а также 75 так называемых "химических" танков с огнеметной установкой.

Как так быстро наши конструкторы смогли поставить армии новую машину?
Танк имел клепаный корытообразный корпус и башню с пулеметом, заимствованную у 6-тонного Vickers Model А. Плавучесть машины обеспечивалась за счет водоизмещения корпуса и установленных вдоль его бортов массивных поплавков из бальсы. Да-да, той самой древесины из Южной Америки, из которой через 20 лет построил свой знаменитый плот «Кон-Тики» Тур Хейердал.

Но танк ко двору Его Величества не пришелся. Поэтому фирма Vickers как и в случае с 6-тонным танком Vickers Model А, рассчитывала на зарубежные заказы из стран "второго мира". И покупатели нашлись, пусть и не в таком количестве, как хотелось бы.

Восемь танков были приобретены руководством Управления механизации и моторизации РККА и в 1932 году танки прибыли в СССР. А прибыв, были распределены на полигон НИБТ в Кубинку и по заводам. С целью вдумчивого изучения.

Тут надо отметить, что покупка английских танков выглядит сегодня как некая страховка. «В Англии ружья кирпичом не чистють», потому там все лучше.

На самом-то деле, когда «Викерсы» прибыли в Советский Союз, у нас уже полным ходом шли испытания образцов ТРЕХ танков данного направления, Т-33, Т-41 и Т-37. Поэтому говорить о том, что большинство технических решений первых отечественных плавающих танков было скопировано у «Викерса» неверно.

На деле новая машина была симбиозом трех образцов. Было решено, что танк по компоновке будет аналогичен Т-41, но с подвеской от Т-37. От «Викерса» была позаимствована плавучая часть

Помогли и на этот раз коварные англичане.

В конце 1930 года на уже известной нам английской фирме Vickers Armstrong разработали проект легкого плавающего танка. Первоначально новая машина именовалась в документах, как "Vickecrs-Carden-Loyd amphibious tank". Танк-амфибия.

Первые два Т-37А с радиостанциями были готовы осенью 1933 года и участвовали в ноябрьском параде на Красной площади.

Боевое крещение танки получили в ходе конфликтов на Дальнем Востоке. Но использовались они там весьма ограничено и нельзя сказать, что эффективно. В ходе боев на р. Халхин-Гол с мая по октябрь 1939 г. было потеряно 17 машин.
Т-37А приняли участие в "освободительном" походе РККА в Западную Украину и Белоруссию в составе стрелковых и кавалерийских частей как машины поддержки и разведки. В эпизодических боестолкновениях с польскими войсками танки показали себя не очень. О действиях танков-амфибий в ходе польской кампании говорилось, что они, как машины разведки, не соответствуют поставленным им задачам. В ходе всей операции они не успевали за танками Т-26, которые быстроходными точно не назовешь. Танки Т-37А в ходе маршей часто выходили из строя, отставали даже от пехотных подразделений.

Пришлось Т-37А принять участие в боевых действиях с Финляндией. Это была самая неудачная попытка применения танков-амфибий, поскольку время года просто сводило на нет все достоинство плавающего танка.

В целом в условиях специфичного ТВД на Карельском перешейке маломощные, слабобронированные и легковооруженные плавающие танки показали себя неважно. Корпуса танков разрушались от взрыва противопехотных мин, броня пробивалась огнем противотанковых ружей. Почти везде танки-амфибии несли тяжелые потери и часто выходили из строя по техническим причинам.

А дальше была Великая Отечественная…

Стоит напомнить, наверное, что ту войну бронетанковые войска РККА встречали механизированными корпусами. Громоздкими и плохо управляемыми, но в составе каждого корпуса должны были быть по штату 17 плавающих танков. Хотя где-то их не было вообще, а где-то больше чем нужно.

По состоянию на 1 июня 1941 года в Красной Армии имелось 2331 танк Т-37А. Далеко не все эти машины пребывали в боевой готовности, значительное количество было в ремонте или резерве. Основная масса танков была потеряна в первый же месяц боев. Главным образом, танки бросали или подрывали свои же экипажи из-за поломок и неисправностей. Лишь в считанных случаях, при грамотном использовании, этим машинам удавалось оказать эффективную поддержку нашей пехоте.

Вся проблема заключалась именно в том, что толково использовать плавающий танк надо было уметь. Если же ознакомиться с нашими (да и немецкими) мемуарами, становится понятно, что бросать Т-37А в контратаку, поддерживая пехоту – просто идиотизм. Т-37А хороши против пехоты и мотоциклов, например, но абсолютно бесполезны, если у противника была хотя бы одно 37-мм орудие или танк с 20-мм пушкой.

Так что неудивительно, что к весне 1942 года Т-37А в боевых частях осталось очень мало. Но на Ленинградском фронте Т-37А держались достаточно долго, примерно до конца 1943 года. Там, в Ленинграде, имелась возможность ремонта машин на местных предприятиях.

На Ленинградском фронте была проведена одна из двух проведенных за всю войну операций (вторая проводилась в 1944 году на Карельском фронте), в которой плавающие танки использовались для форсирования водной преграды и захвата плацдарма на противоположном берегу.

Одна из двух вышеназванных операций — операция по форсированию Невы началась ночью 26 сентября 1942 года. В первом эшелоне шла рота ОЛТБ — 10 машин. В 4.30 танки спустились к воде, при этом один из них сломался, а у двух других при маневрировании слетели гусеницы (позднее их эвакуировали в тыл). Оставшиеся семь машин вошли в Неву и устремились к левому берегу.

Немцы, заметив переправу, осветили реку ракетами и открыли сильный артиллерийский, минометный и пулеметный огонь по танкам. В результате на левый берег вышло всего три танка. Но из-за того, что пехота 70-й стрелковой дивизии задержалась с переправой, все три машины были быстро подбиты. Их экипажи попытались вплавь переправится на правый берег, но в воде были расстреляны противником и погибли.

Дольше всего Т-37А провоевали на Карельском фронте. К лету 1944 года все оставшиеся в строю Т-37А, а также машины, переданные с Ленинградского фронта, были сведены в 92-й отдельный танковый полк. В ходе подготовки к наступлению в Карелии, командование фронта приняло решение использовать этот полк "для форсирования реки Свирь и захвата плацдарма с целью обеспечения переправы остальных войск". Эта операция стала вторым (и самым удачным) эпизодом, в котором плавающие танки использовались для переправы через водную преграду.

Совместно с 92-м танковым полком, имевшим к 18 июля 1944 года 40 Т-37А и Т-38, должен был действовать 275-й отдельный моторизованный батальон особого назначения (ОМБОН), насчитывавший 100 автомобилей-амфибий Ford GPA, полученных из США по программе ленд-лиза.

Операция началась утром 21 июля 1944 года. Началу переправы через реку Свирь предшествовала мощная артиллерийская подготовка, длившаяся 3 часа 20 минут. За 40 — 50 минут до окончания артогня 92-й танковый полк занял исходные позиции.

Одновременно на берег реки вышли 338, 339 и 378-й гвардейские тяжелые самоходно-артиллерийские полки (63 ИСУ-152). Танки и автомобили-амфибии с десантом автоматчиков и саперов, начали переправу еще до окончания артиллерийской подготовки. Ведя огонь из пулеметов с хода, машины быстро достигли противоположного берега. При поддержке огня тяжелых самоходных полков, ведущих огонь прямой наводкой по ДЗОТам и огневым точкам противника, плавающие танки преодолели проволочные заграждения, три линии траншей и при поддержке десанта с автомобилей-амфибий завязали бой в глубине захваченного плацдарма.
Мощная артиллерийская подготовка и внезапность атаки плавающих танков и автомобилей-амфибий не позволили противнику использовать все огневые средства и обеспечили быстрый захват правого берега реки Свирь на фронте до 4 километров. При этом потери 92-го танкового полка составили всего 5 машин. В дальнейшем, по мере переправы стрелковых частей и расширения плацдарма, к вечеру 23 июля на правый берег Свири переправили танковую бригаду, танковый полк и четыре самоходно-артиллерийских полка, которые расширили и углубили прорыв.

Операция по форсированию реки Свирь стала последним известным эпизодом участия советских плавающих танков в Великой Отечественной войне.

Итог. Итог, скажем так, нерадостный. Идея была хороша. Танк получился. Но правильно применить плавающие танки удалось всего ДВА раза за 4 года войны. Из них один раз – успешно.

Tags: модели техники
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment