Максим (monetam) wrote,
Максим
monetam

Category:

Почему левые выступают за общество потребления ( по Фрицморгену)

Тот депутат, который недавно требовал себе дорогую машину, был неправ, однако кое-что он подметил верно. Богатых у нас и в самом деле не любят. В России по умолчанию считается, что богатый человек — плохой человек, а бедный, «из простого народа» — хороший человек.

Давайте теперь возьмём двух приятелей-студентов из обычных семей, один из которых стал бедным, а второй — богатым.

Копейкин перестал учиться на втором курсе, перебивался случайными заработками и немедленно спускал все заработанные деньги на разную ерунду. В итоге устроился вахтёром и живёт очень бедно: зарплаты ему едва хватает на алкоголь.

Рублёв окончил институт, много работал в молодости, дорос до скромной руководящей должности. Взял в ипотеку квартиру в центре, за несколько лет рассчитался с платежами и зарабатывает сейчас раз так в 10 больше Копейкина.

Посмотрим на две эти стандартные биографии с точки зрения той морали, которая называет положительным героем Копейкина.

1. Учиться хорошо, быть неучем плохо. Плюс Рублёву, минус Копейкину.

2. Работать хорошо, лениться плохо. Плюс Рублёву, минус Копейкину.

3. У Рублёва есть деньги, а у Копейкина нет. Пять минусов Рублёву и три плюса Копейкину.

Казалось бы, парадокс — тот, кто учится и работает, в современном мире живёт богаче, чем тот, кто не делает ни того, ни другого. Вместе с тем два плюса Рублёва, — тяга к знаниям и трудолюбие, — порождают в итоге жирнющий минус, обеспеченность. Представьте себе недоумение господина Рублёва, который жил полном в соответствии с требованиями приподъездных бабушек, а потом внезапно оказался в их глазах врагом общества!

Разгадка заключается в том, что Рублёв не спускал всё заработанное на водку и падших женщин, а откладывал на счёт в банк. Копить — вот чего не должен делать согласно нашей морали порядочный человек. Вспомните, как изображали юных негодяев в детских книжках: пока честные дети покупали пирожки и мороженое, эти маленькие подлецы сжимали пятачки в потных ладошках, чтобы опустить их дома в свинью-копилку.

Теперь сценарий морального падения Рублёва просматривается ясно. Пока он просто учился и работал, он был молодцом. Рублёв вступил на скользкую дорожку, когда отказался нести первую зарплату в винный магазин, чтобы напоить на неё товарищей по бригаде. Копить деньги — вот чего не должен делать порядочный человек.

Истоки неприязни к накоплению опять-таки понятны. В первобытном обществе процветал коммунализм в мушкетёрском духе: один за всех и все за одного. Представьте — Уга-Буга приносит тушу толстой древесной крысы, Бара-Мара тащит охапку корешков, а Вудо-Мудо прячет пойманную им рыбину за спиной, отказываясь делиться с племенем своей добычей. Конечно, племя осудит Вудо-Мудо за такое сказочное жлобство — по тем же причинам, по которым бригады выпивох осуждали раньше не желающего скидываться на спиртное молодого рабочего.

Когда общество перешло в более продвинутые формы организации типа монархии или феодализма, стала ясной и ещё одна проблема. Накопление стало бессмысленным занятием, ибо в чём бы люди ни хранили свои сокровища, с годами они таяли. «Не собирайте себе сокровищ на земле, где моль и ржа истребляют, и где воры подкапывают и крадут». Подробнее я рассказывал про это вот здесь:

https://fritzmorgen.livejournal.com/1532275.html

На протяжении большей части нашей истории в экономике бушевал тот самый ПОПС, который сейчас снова наползает на финансовую систему Запада — политика отрицательных процентных ставок, делающая банковские вклады убыточными.

Ситуация изменилась несколько веков назад, с появлением капитализма. Стало возможным не просто механически копить, но вкладываться, к примеру, в акции, получая прибыль со своего капитала. Любители копить превратились из собак на сене, которыми они были в древности, в коров на сене. Они научились своё сено есть.

Второе, не менее важное изменение, произошло с уровнем жизни. Если раньше разница между бедным и богатым была в том, что один голодал, а второй ел, то теперь граница сместилась в другую область. Досыта едят все, но бедный ездит при этом в магазин на трамвае, а богатый на новом внедорожнике. Мало того, граница сдвигается сейчас ещё дальше. В то время как физически тело богатого и бедного потребляет примерно одни и те же блага, богатые могут себе позволить более качественные впечатления — такие, например, как возможность выложить в инстаграм красиво оформленную для них еду:

http://finfront.ru/2019/04/02/instagram-cafe-in-bali/

Из всего этого следует презабавнейший вывод. Застрявшие где-то в прошлом леваки, выступающие против богатых и против их привычки копить, на самом деле рекламируют общество потребления, со всеми его многочисленными язвами типа дорогой упаковки и микрокредитов. То самое общество потребления, которое они из-за своей наивности считают чуть ли не главным своим врагом.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments