?

Log in

No account? Create an account
Максим

Пархунов Борис Викторович (1938) «Красное солнце Сибири. Нефтяники Сургута» 1980



 
 
Максим
23 April 2018 @ 06:31 am
Часто был груб и жесток, в основе лежала значительная причина, которую он не мог определить.
Страстно ожидал новый труд.
 
 
Ilya Varlamov
22 April 2018 @ 06:02 pm, reposted by monetam
Прошла неделя с того момента, как в России заблокировали «Телеграм». Всю неделю Роскомнадзор бегал с дубиной по интернету, блокируя IP-адреса, число которых уже приблизилось к 20 млн. Сегодня появились сообщения, что через отдельные провайдеры не открывается «Гугл». При этом сам «Телеграм» продолжает открываться у большинства пользователей без дополнительных инструментов обхода блокировок.

С одной стороны, в обществе наблюдается воодушевление: вот, мол, как клево дураки из Роскомнадзора поимели сами себя, число подписчиков и просмотров в каналах только растет, люди узнают про VPN и proxy-серверы, да здравствует цифровое сопротивление!

Но не стоит обольщаться. Вспомните, что есть китайский сегмент интернета, где и «Телеграм» уже давно заблокирован, и без «Гугла» все давно привыкли жить. В Великом и Прекрасном все давно заменено на собственные сервисы: вместо «Ютьюба» – «Юку», вместо «Твиттера» – «Вэйбо», вместо «Фейсбука» – «Жэньжэнь» и «Вичат». Заблокирован и «Инстаграм». Но есть нюанс: число пользователей китайского сегмента – это 1/4 всего интернета, поэтому для него имеет смысл разрабатывать собственные приложения. Имеет ли смысл разрабатывать приложения для российского сегмента – большой вопрос.

Read more...Collapse )
 
 
Максим

Стефанский Чеслав Казимирович (1889-1942) «Смоленск. Фонари зажигаются» 1919


 
 
Максим

Дауншифтинг - это не Гоа и не тихая жизнь в Камбодже.
Честный дауншифтинг - это поселиться на рабочей окраине к примеру, Самары.
В уютной девятиэтажке с гнилыми трубами, где запах старости и безнадеги пропитал рыхлый бетон стен. Где из подъезда не выветривается вонь жареного лука, которым обитатели приправляют свою жалкую стряпню. Где любой праздник заканчивается пьянкой и лютой похмельной маетой. Где дерутся от отчаянья и жалости к себе и от этой самой жалости готовы зарезать соседа.
Люди сохраняют там свои естественные реакции и привычки. Они держат равновесие на бывших тротуарах, пробираясь по вечной мерзлоте, они умеют растягивать пачку сосисок на неделю и сопереживать телевизионным героям.
Их взгляд спокойно скользит по скелету бывшего завода и черно-белым линям мертвого города. Ровный грязный фон портят только рекламные вывески и причудливая пестрота помоек.
Можно поселиться в маленькой однокомнатной квартирке с выцветшими обоями и ковром, читать допоздна собрание сочинений Фейхтвангера из хозяйской домашней библиотеки и слушать, как тяжело вздыхают во сне соседи за картонной стеной. Пить безвкусный чай, курить в форточку, сквозь которую врывается в комнату ветер, холодный и страшный словно из могилы.

 
 
 
Максим

Фурсеев Альберт Анатольевич (1926-1997) «Будни милиции» 1982


 
 
Максим
21 April 2018 @ 06:20 am
Интересный парадокс:новые европейские страны, особенно Прибалтика и Болгария, быстро теряют население, промышленность там давно умерла. Молодёжь вся уезжает работать в Европу. Вроде явный пример депрессивного региона. А по статистике там все хорошо! Растёт ВВП, экономика в стабильном состоянии.
Ясно, что все это услуги, плюс большие дотации от ЕС.
Получается все идёт как надо. Также как в России из бесперспективной глуши люди перебираются в большие города, где все растёт и можно заработать. А обезлюдевшая сельская местность станет местом отдыха для горожан! Именно это происходит с Болгарией. Никакой промышленности там нет, сельское хозяйство тоже практически отсутствует по сравнению с советским временем. Но масса туристов на море летом, зимой в горах. Множество иностранных пенсионеров там живет круглый год, так как жизнь там гораздо дешевле чем в Европе.
 
 
Максим
20 April 2018 @ 04:00 pm

Харлов Виктор Георгиевич (1949) «Лиственница» 1979


 
 
Максим
20 April 2018 @ 07:00 am

Голубая мечта леваков: всеобщая национализация. В результате будет огромный приток денег в казну, которые можно будет пустить на резкое улучшение жизни народа.
А с чего бы будет такое счастье? Если о нефтегазовых деньгах, то казна своё уже взяла через налог на добычу и экспортные пошлины. Если есть что ещё взять, то проще ставки налога и пошлин увеличить, чем возиться с национализацией. У госкомпаний есть вроде дивиденды, которые идут акционерам и в случае национализации пойдут в бюджет. И большие дивиденды получает государство от госкомпаний? Насколько слышал они только долги наращивают.
Вообще, это частным компаниям надо платить акционерам дивиденды, чтобы цена акций повышалась. А госкомпании-то зачем? Они могут вообще убытки генерировать вместо доходов. Все равно государство родное погибнуть не даст.

 
 
Максим

Гурвич Иосиф Михайлович (1907-1992) «Перед зеркалом» 1960-е